18:40 

Идиот, пост 2

По заявке Идиот
Бета: ямила
Персонажи: Стас/Паша, Паша/Стас, Алекс, Алексей.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Философия, Стёб
Предупреждения: Нецензурная лексика, Секс с несовершеннолетними
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:
Парень в 13 лет понимает что стал геем, когда на вечеринке у друга "случайно" занялся сексом с парнем из другой школы тоже присутствовавшем на этой вечеринке.
Но проходят годы и эта история улетает в чёрную дыру, забываясь обоими парнями.
11 класс, в этом году выпускной и как некстати появляется в классе новый ученик. Да хорошо если бы он был каким-нибудь ботаником или занудой, так нет же! Это просто парень-мечта всей школы.
Этим парням точно отшибли разум, так как они друг друга даже не...

Глава 5.

Уважаемые и любимые читатели. В данной главе использовано стихотворение, которое сочинила мой соавтор по одному из ориджей, Ямила, а по моей большой просьбе разрешила использовать его в этой главе. За это я ей очень благодарна, так как стихотворение замечательное, мне очень понравилось. И я надеюсь, что и вам оно придется по вкусу.



Сегодня я решил пораньше лечь спать, так как завтра нам рано надо выезжать. Собрав все необходимые вещи, все же решил пообщаться по скайпу с Лехой, чтобы сообщить ему о всех новшествах, произошедших за это время. Но он и так обо все уже знал, так как успел пообщаться с Мишей и Ником. Поэтому ничего нового я не сказал. В итоге, договорившись встретиться уже в городе N, мы распрощались и я с чистой совестью завалился спать.
А утром, стоя в вагоне поезда, я обнаружил, что и ехать мне придется со Стасом в одном купе. Вот же ж, блин, да что же это такое? Ну никакого спасу от него нет. На мой вопросительный взгляд, обращенный на него, он ответил пожатием плеч, а потом решил добавить:
- Так распределил тренер.
Ну тренер, так тренер. Ничего не поделаешь. Ведь мест свободных больше не было, меняться со мной местами тоже вряд ли бы кто-то стал, у всех уже были свои компании, тем более, что со мной в одном купе находился и Ник, поэтому было бы очень подозрительно, попросись я поменяться местами с кем-нибудь, оставив друга в этом купе. Благо, ехать было не очень долго, всего часов восемь. Потерплю как-нибудь. Чтобы никого не видеть и не слышать, я просто-напросто, завалился спать.

Проснулся от того, что меня усиленно кто-то тормошил.
- Паша, вставай давай, мы подъезжаем, - нудел над ухом голос Ника.
- Мгу, - только и смог промычать я, продолжая находиться еще во власти сна.
- Осталось всего десять минут, давай, поднимай свою задницу, - не выдержал Стас.
- Да сказал же, встаю, - кое-как открыв заспанные глаза, я попытался сфокусировать взгляд на этих двоих, что, хотя и с трудом, но получилось.
Глянув на часы, пришлось подниматься, так как времени осталось только на то, чтобы собраться и проснуться окончательно. А на перроне нас уже встречал Леха. Выйдя из вагона, я тут же бросился к нему и мы на радостях обнялись, так как не виделись целых две недели, а скайп не считается.

А потом взгляд моего друга уперся в кого-то, находящегося прямо у меня за спиной. Мне даже гадать не пришлось кто там стоит, так как в ту же минуту почувствовал прожигающий взгляд, направленный мне в спину. Естественно это был Стас. А Леха как-то странно глянул на него, отстранил меня и подошел к нему.
- Ты и есть наш новенький? - с непонятной для меня интонацией, поинтересовался он у парня.
- Да, а что, какие-то проблемы? - вызывающе спросил Стас.
А я стоял, смотрел на этих двоих и не мог понять из-за чего весь сыр-бор. Тем более, что по всем параметрам выходило, что эти двое знакомы. О чем я и не преминул спросить, причем ни к кому конкретно не обращаясь.
- Я что-то не понял, вы что, знакомы?
Леха как-то странно глянул на меня, а потом, собрался что-то ответить, но его опередил Стас, зыркнув на моего друга.
- Да, встречались один раз, но представлены не были.
- Так это легко исправить, - с энтузиазмом произнес я, - нам ведь учиться целый год вместе, да и играть, пока Миша не поправится, тоже вместе.
Ребята, протянув друг другу руки, представились. А Леха вдруг усмехнулся чему-то своему, поймав взгляд Стаса, направленный на меня. Хм, все страньше и страньше. Что-то я никак не могу понять все эти ухмылки друга, направленные то на меня, то на Стаса. С этим мне еще предстоит разобраться, ведь я надеюсь, что в номере, который нам сняли, мы будем с Лешей, ведь как-никак, мы же лучшие друзья.
А, придя в гостиницу, меня ожидал еще один сюрприз, который поверг меня в шок: мой лучший друг сообщил, что будет в одной комнате с Ником, а мне будет лучше разместиться со Стасом, заодно и стратегию игры нам будет удобнее разрабатывать. Все это навело меня на нехорошие мысли о том, что Леха явно что-то задумал, вот только понять бы что. Уж больно хитро он поглядывал на нас со Стасом. Это начинало напрягать, поэтому, поинтересовавшись у тренера, где находится наш номер, я поспешил ретироваться, блондин направился вслед за мной. Но, войдя в номер и увидев в каком смятении я нахожусь, он решил оставить меня наедине со своими мыслями.

Я остался один. Глядя на недавно начавшийся дождь, на меня вдруг напал приступ поэзии. В голове всплыли сами собой стихотворные строки, которые я решил записать. Ведь такого еще не было, чтобы я писал стихи, некому было, а тут в моей жизни появилось это блондинистое чудо, от которого идет кругом голова, теплеет в груди, а в животе порхают бабочки. И ведь я прекрасно понимал, что долго сдерживать себя не смогу и рискну открыться ему в своих чувствах, а там будь что будет. Набьет морду, так набьет. Но терпеть я долго не смогу.
Найдя тетрадь и ручку, стал быстро строчить то, что пришло в голову, а закончив, прочел, что получилось:
Закрой глаза, прислушайся к себе,
Услышь, что шепчет дождь, с ладони медленно стекая,
Когда блуждаешь одиноко в темноте,
Не в чем уж не уверен, с осторожностью ступая.

Закрой глаза, отгородись от слез,
От бед, от изнуряющих волнений.
Закрой глаза и , кажется, всерьез
Услышишь ангелов иль светлых эльфов пенье.

Закрой глаза. А это что? Прибой?
Ты слышишь? Это сердце твоё бьется.
Позволь - его услышит этот мир вместе с тобой
И тихое сиянье разольется. (Стихи собственного сочинения Ямилы, замечательного человека и моего соавтора и беты).

Продолжить творчество не дал стук в дверь и заглянувшая голова тренера.
- Ты здесь? Хорошо, я как раз сюда всех пригласил, чтобы обсудить стратегию игры и рассказать вам, что я только что узнал по поводу команд, с которыми вам предстоит играть.
Следом за ним вошли все наши ребята, разместились кто где. Кому не хватило места, сели прямо на пол. А тренер начал говорить:
- Значит так. Всего команд десять. Играете вы две игры в день, а в последний, шестой день, будет награждение победителей. Я очень надеюсь, что это будете вы.
После слов тренера все загалдели, убеждая, что очень для этого постараются, но учитель, махнув рукой, чтобы все заткнулись, продолжил:
- Это еще не все. Я так же узнал и по поводу всех команд-участниц. Реальную угрозу могут представлять две команды: Соколы и Торпеды. Там очень сильные игроки, поэтому, вам предстоит выложиться на все сто, чтобы обыграть их.

Услыхав новость, пыл у наших ребят немного поубавился, так как практически все слышали об этих двух командах. Но мы не могли понять, почему они участвуют в конкурсе, ведь это профессионалы, а у нас любительские игры между школами. А там ребята, кажется, уже студенты. Об этом я и спросил тренера, на что он только вздохнул и ответил на мой вопрос:
- В этом конкурсе не было возрастного ограничения, а когда судьи при регистрации увидели их возраст, они решили, что два года разницы роли не сыграет, потому и допустили их.
- Но ведь это несправедливо? - стали возмущаться наши парни.
- Я-то с вами согласен, это действительно несправедливо, но вот судьи посчитали по-другому. Именно поэтому я и прошу вас выложиться полностью, чтобы не ударить лицом в грязь. И если вы даже не выиграете, то по крайней мере, надрать задницы этим самонадеянным парням, которые уже заранее празднуют победу, сможете.
И тут о чем-то задумавшись, учитель расплылся в улыбке чешира, и с загадочным видом произнес:
- А вот если бы вы выиграли у них, спустили с воздвигнутого пьедестала, то было бы вообще великолепно.
А мы все задумались над этим. Естественно, что нам всем хотелось выиграть, ведь для этого мы и ехали сюда, но сами прекрасно понимали, что тягаться с профессионалами нам будет сложно, но попытаться стоит.

Обсудив все нюансы предстоящей игры, все разошлись по своим номерам. А я, с чувством, что чего-то не хватает, оглядел комнату, но взгляд так ни на чем не остановился. Решив не заморачиваться, завалился в кровать.

* * *



Первый день игр прошел замечательно. У двух, выставленных против нас команд, мы выиграли. Но тренер поспешил развеять нашу радость, сообщив, что эти команды слабоваты, поэтому и радоваться преждевременно не стоит. Вечером у нас было свободное время и неплохая погода. Дождь больше не шел, в чем нам повезло, так как играли мы на открытом поле, поэтому решили походить по городу, который при ближайшем знакомстве, оказался очень красивым.
Особенно нам понравился парк, который оказался местной достопримечательностью, так как был, как нам объяснил местный гид, которого мы попросили все нам показать и рассказать, бывшей усадьбой одного из приближенных царя. Там была усыпальница, которая еще и являлась подземным ходом, проходящим под рекой на другой ее берег. Но пройти весь путь мы так и не смогли, так как в середине велись работы по реконструкции. Балки, удерживающие слой земли под рекой, немного прогнили за столько времени, вот и возникла угроза затопления, потому туда и не пускали туристов. Но нам удалось упросить гида провести хотя бы до середины. С трудом, но он согласился.
После усыпальницы, мы пошли смотреть лебедей и саму бывшую усадьбу, где теперь располагался Дворец Культуры. Завершили мы нашу экскурсию на башне, с которой открывался великолепный вид на весь город. Единственная проблема состояла в том, что подниматься пришлось пешком. А там оказалось шестьсот ступенек. Об этом нам тоже поведал гид, когда мы, хотя и с трудом, но поднялись наверх, а потом еще какое-то время пытались отдышаться.

Во всех посещенных нами местах, мы наделали кучу фотографий, чтобы в школе рассказать и показать знакомым и одноклассникам, многие из которых увлекаются историей. А в последующие дни мы смогли посетить выставки современного творчества, а так же знаменитых импрессионистов. Но этого нам оказалось мало, поэтому мы попали на "аллею влюбленных", побывали в музее военной славы, даже по приколу сходили в музей народного хозяйства и творчества. Было очень интересно, но это я забегаю вперед.
В номер мы уже не шли, а ползли, так как сил никаких уже не было. А в номере меня опять преследовала мысль, что я о чем-то забыл, но я был так измотан, что опять не обратил на это внимание.
На пятый день нашего пребывания, первая игра была с Торпедами. Так как все предыдущие игры мы выиграли у всех команд, то и должны были встретиться с сильнейшими. И если мы сейчас выиграем, что маловероятно, но возможно, то финальная игра состоится уже вечером, с оставшейся командой. А если проиграем, то утром будут играть две сильнейшие команды, чтобы выявить победителя.

И вот начинается игра с Торпедами. Весь первый тайм был напряженным. Да уж, соперники были действительно сильны. Но никакой из команд не удавалось забить гол. И вот до конца первого тайма остается десять минут. Нападающий Торпеды ведет мяч в наши ворота, вокруг него, не давая подобраться даже близко, окружили защитники. И вот мяч летит в наши ворота. И тут Стас сделал кульбит: подскочив, сделав сальто, отбил ногами мяч, давая мне пас, а так как все защитники торпеды находились около наших ворот, то я, рассчитав удар, послал мяч прямо в "девятку". И мне это удалось. Гол!!! Трибуны взорвались. Первый тайм окончился со счетом 1:0, в нашу пользу.
Второй тайм. Игра стала более напряженной. Игрокам Торпеды все-таки удалось забить нам гол и сравнять счет. Но тут, уже в конце тайма, я бежал с мячом к воротам, как мне поставил подножку игрок соперников, и естественно, он забрал мяч, а я упал и кубарем прокатился несколько метров. Но судья это заметил, как и все болельщики. Итог: нам буллит, подставившему подножку- желтая карточка и отдых на скамье запасных. Я приготовился бить по мячу, но около ворот стеной стали защитники Торпед, не давая никаких шансов на гол. Я глянул на Стаса, показал глазами куда ему встать. Сначала я стоял прямо, как бы собираясь бить по мячу прямиков в ворота. Но, разогнавшись для удара, резко сменил траекторию и послал мяч Стасу, а он с легкостью забросил его в ворота соперников.

Ура!!! Мы выиграли!!! Нашей радости не было предела. Когда мы осознали выигрыш, то стали обниматься и падать один на одного, создав при этом кучу-малу. А тренер сиял, как медный гривенник. Ведь по сути, второе место уже у нас в кармане. И нам осталась только одна игра. Только Стас как-то без особой радости и обнимался со всеми, и падал в общую кучу. Подойдя к нему, я поинтересовался:
- Что с тобой происходит последние три дня? Ты сам на себя не похож.
- Ничего, я думаю кое о чем, - не горя желанием распространяться на данную тему, с неохотой ответил тот.
- Не хочешь поделиться? - не отставал я.
- Нет.

Не сказав больше ничего, он развернулся и ушел. Хм, странно, что это на него нашло? Ладно, все равно долго не выдержит и сам расскажет, а не расскажет, как-нибудь выпытаю.
До обеда мы решили отдохнуть, чтобы быть готовыми к финальной игре. Поэтому, все собрались у нас в номере и стали обсуждать новые тактики и стратегии. И так увлеклись, что даже не заметили, что время нашего отдыха вышло. Пора.
И вот мы стоим на поле, напротив нас команда Соколов. Судья подозвал к себе капитанов обеих команд. Когда капитан Соколов и Леха повернулись друг к другу, чтобы пожать руки, у обоих вырвался один возглас:
- Ты!!!
Вот только взгляды были разными: у капитана Соколов он был... любящим? А вот у Лехи растерянным. Так-так-так, это уже становится интересно. И тут Леха взял себя в руки и произнес:
- Мы все равно постараемся выиграть у вас.
- Я могу только пожелать вам удачи, - без тени насмешки, произнес капитан Соколов.

Итак, финальная игра началась...

Глава 6.



Итак, финальная игра. Первый раунд. Счет так и не был открыт. А вот во втором раунде началась ожесточенная борьба за первое место. Леха носился по полю, постоянно перехватывая мяч у капитана Соколов, но тот возвращал его обратно. Глядя на них двоих, создавалось ощущение какой-то неправильности. Такое чувство, что они по очереди поддавались друг другу. Вот только нас такой расклад не устраивал.
Поэтому, когда в очередной раз Леха перехватил мяч, я подскочил к нему, забрал его и, бросив Стасу пас, сам побежал к воротам соперников, а Стас, поняв мою задумку, тут же перекинул мяч мне, как раз когда я находился недалеко от ворот Соколов. Но забить прямой гол мне не дали защитники соперников, поэтому решив опять пойти ва-банк, я рассчитал удар и зарядил в девятку. Бросок. Ворота... Гол!!!


И опять рев трибун, а до окончания второго тайма осталось три минуты. И тут свисток судьи возвестил о конце тайма. Остался последний тайм, который и решит, кто станет победителем в этой игре.
В третьем тайме, Соколы едва не забили нам гол, но тут опять подсуетился Стас, отбив мяч головой. А потом,просто-напросто, не подпускал соперников к воротам. Мы как манны небесной ждали свистка судьи, так как понимали, что во второй раз нам так не повезет, и забить гол больше не удастся. Теперь перед нами стояла задача: никоим образом не подпустить игроков Соколов к нашим воротам. И мы блестяще с ней справились. Когда раздался долгожданный свисток, возвещающий о конце матча, мы взвыли. МЫ ВЫИГРАЛИ! Это было нечто. Нонсенс.


Наш тренер чуть в пляс не пустился от радости. Все, находящиеся на трибунах, сами члены жюри были просто шокированы, что мы, по сути своей, любители, смогли выиграть у профессионалов. И хотя мы и понимали, что здесь сработал эффект неожиданности, а не наш профессионализм, но все равно было жутко приятно осознавать - мы победили.
Вечером была праздничная вечеринка, которую мы решили отметить в местном клубе. А утром, после награждения, мы довольные и счастливые отправились домой.
Только Стас был все время каким-то неживым, поникшим и все еще думающем о чем-то своем. А вот о чем, мне так и не удалось у него узнать.


В первый день после поездки, в школу я шел в прекрасном настроении. Зашел в класс вместе с Лехой, который догнал меня уже у самых дверей. Видимо не хотел попадаться на глаза раньше, боясь моих расспросов, и правильно боялся между прочим. Вопросов у меня накопилось ой как много, но самый главный из них: кем для моего друга является тот самый капитан команды Соколов и где они познакомились. Но время пока терпит, вот сядем за парту, и я начну свою атаку.
Мечты-мечты. Не тут-то было. Леха, глянув на меня и Стаса со смешинкой в глазах, направился прямиком к парте Ника и тут же плюхнулся на сиденье рядом с ним.
А я, сообразив, что только что произошло, направился вслед за ним, чтобы поинтересоваться:
- Я чего-то не понял. Это что сейчас было?
- А что было? - состроив невинную мордаху, поинтересовался мой друг.
- У тебя что, места нет где сидеть? Ты чего это вдруг решил пересаживаться? - моему удивлению не было границ.
- Ну, ты ведь, пока меня не было, сдружился со Стасом, вот и сидите вместе, а мне и здесь неплохо. Тем более, должен же хоть кто-то поддержать Ника, - хитро глядя на меня, произнес друг.
А у меня стали закрадываться смутные сомнения, что все это было заранее спланировано. И большую роль здесь сыграли явно не вопросы, на которые Леха не хотел отвечать, а что-то другое. Вот только понять бы что. Ладно, потом с этим разберемся. Развернувшись, я, так ничего и не сказав другу, направился прямиком к своей парте, за которой уже сидел Стас, все так же о чем-то размышляя.


Сев на свое место, я мельком глянул на Стаса, тот сидел, задумчиво глядя на меня и было видно, что он что-то для себя решает. Причем это что-то было довольно важным для парня. Поэтому вмешиваться в его размышления я и не стал.


А в середине урока на мою половину парты легла моя тетрадь, в которой я и написал то самое стихотворение. Мать моя женщина, так вот что не давало мне покоя все то время, пока мы находились в том городе. Исчезновение тетради. Но откуда она у Стаса. Неужели...
Именно это не давало ему. Он, естественно, догадался о ком я там писал, поэтому у меня нет другого выхода, как признаться ему в своих чувствах. А там будь что будет.
И вот на перемене мы стали у окна и я, опустив глаза, стал сбивчиво объяснять парню, что я к нему испытываю. На его реакцию я даже и смотреть не стал, так как приблизительно предполагал, что последует когда я закончу. Но, вопреки моим прогнозам, удара не последовало.


Рискнув поднять глаза на Стаса, я увидел серьезное лицо без тени насмешки. А потом он заговорил:
- Я не могу ответить тебе взаимностью, так как отношусь к нормальной ориентации, но могу сказать только одно: мы по-прежнему останемся друзьями. Это чтобы ни на что другое ты не рассчитывал.
Ответить я ничего так и не успел. В голове только промелькнула мысль: "не ударил, и то счастье", как к нам подлетел мой друг Леха со зверским выражением на лице. Такого злого я его еще никогда не видел. А он, глядя Стасу прямо в глаза, зло спросил:
- Нормальной ориентации говоришь?
- Да, нормальной, - с вызовом и высоко вздернутым подбородком произнес Стас, - а тебя мама в детстве не учила, что вмешиваться в чужие разговоры, по меньшей мере, неприлично?
- Учила. Но только не тогда, когда это касается моего друга, - а потом повернувшись ко мне, спросил, - Паш, ты помнишь ТУ НОЧЬ?
Я только и смог, что кивнуть головой. Конечно же я помнил. Эти воспоминания преследуют меня на протяжении этих трех лет, и заглушить или выкинуть их из головы никак не получается. Вот только к чему Леха спросил об этом. Он что решил меня унизить перед Стасом? Хотя, куда уж больше. Я, как идиот, признался в любви натуралу, причем без малейшего шанса на взаимность. В груди набатом стучало сердце, создавалось ощущение, что этот стук слышен на много километров вокруг. Но от раздумий меня отвлек друг, продолжив:
- А того, с кем ты ее провел, ты помнишь?
- Нет, не помню, - стал злиться я, ну к чему сейчас эти выяснения, неужели не видно, что мне и так плохо.
- Очень зря, что не помнишь, - не унимался друг, - так я напомню, это...
- Заткнись сейчас же, - зло перебил Леху Стас, - это не твое дело, мы с Пашей сами разберемся.
- Нихрена вы не разберетесь, - готовый вот-вот броситься на Стаса, прошипел друг, а потом все же закончил начатое предложение обращаясь ко мне, - тот, с кем ты провел ТУ НОЧЬ, сейчас стоит перед тобой.


Первой реакцией был шок, затем удивление, потом в голове всплыли темные омуты глаз, которые меня затягивали как раз в ТУ НОЧЬ. И сейчас, глядя на Стаса, который стоял с виноватым выражением лица, во мне стала просыпаться злость. Я, глядя Стасу в глаза, только и смог, что поинтересоваться:
- Ты ведь все прекрасно помнил? Не так ли?
- Угу, - кое-как выдавив из себя, прошептал на грани слышимости парень, - но я все эти три года пытался забыть о том, что тогда произошло. Это мерзко и грязно, я не хотел менять ориентацию.
- МЕРЗКО? ГРЯЗНО? Да ты...Да... - услыхав такое определение тому, что между нами тогда происходило, я, казалось почувствовал, как мое сердце, сделав кувырок, упало на землю и разбилось на тысячи осколков.
- Я не то хотел сказать, - попытался оправдаться Стас, глядя на мое убитое и побледневшее лицо.
- Но сказал именно это, - в душе была пустота, обида и еще что-то, чему я так и не смог дать объяснения, поэтому, просто развернувшись на негнущихся ногах, пошел к выходу из школы. Оставаться там у меня не было никаких сил.
- Паш, ты куда? - прокричал Леха, на что я только махнул рукой, даже не оглядываясь, - ну ладно, я тогда заберу твой рюкзак и занесу тебе вечером. Ты дома будешь?


Я только кивнул, по прежнему не оборачиваясь. А уже выйдя на улицу, во мне стала просыпаться и ярость. Ну-ну, натурал, значит. Хрен с тобой, натуральная золотая рыбка. Я найду способ отомстить за то унижение, которое испытал, пока признавался тебе в любви. Все аста ла виста. Пора кончать со всеми этими любовями. Хватит. Долюбился. Вот же, сука, так со мной обойтись. И тут же на ум пришли воспоминание всех тех моментов, когда я чувствовал его прикосновения. Вот только был дураком и списывал все на то, что мне постоянно казалось. Ага-ага, массовое показательство. Идиот я самый настоящий. Видно же было, что этот гад тоже чувствует ко мне влечение, но из-за своего дурацкого убеждения не стал себе в этом признаваться. Ну и ладно. Ты еще первым прибежишь ко мне, а не прибежишь, так я постараюсь придумать, чем мне заглушить свою боль.

Придя домой, испугав маму своим бледным видом, я сказал, что заболел и попросил взять мне освобождение от школы дня на четыре. Моя родительница согласилась, отправив меня в постель.

А вечером зашел Леха, который решился наконец открыть мне правду о своем отдыхе, зная, что я довольно адекватно на нее отреагирую.

Глава 7.



Вечером ко мне пришел Леха. Посмотрев на мою кислую физиономию, он вынес вердикт:
- Да уж, краше в гроб кладут. Да не заморачивайся ты так. Ведь видно же, что этот идиот от тебя без ума. Вот только я никак не могу понять, что его не устраивает?
- Он считает ту нашу ночь мерзостью и грязью, - устало уточнил я.
- Вот сволочь! - возмутился друг, - что же он такой правильный полез в эту мерзость и грязь?
- А вот это останется тайной за семью печатями, - а потом, решив сменить тему, а заодно и узнать интересующие меня подробности, я спросил, - А вот ты чем занимался на отдыхе? Откуда ты знаешь того капитана Соколов? Не хочешь поделиться?
Леха как-то смутился, покраснел. Вау, первый раз вижу краснеющего друга. Видать влюбился парень, вот только вопрос: в кого? Хотя, судя по напоминанию о капитане, то становится вполне ясно, в кого.


- Хорошо. Я думаю, что тебе я могу рассказать, так как ты меня поймешь, как никто другой, - все же решился пойти на откровенность друг.
- Я всегда тебя пойму и выслушаю, и ты это прекрасно знаешь, - возмутился я сомнению Лехи.
- Да я и не сомневался, не кипятись, - стал успокаивать меня друг.
- Я и не кипячусь. Итак, я слушаю твой рассказ, - усевшись поудобнее, я приготовился слушать.


ПОВ Леши.

Мы поехали с родителями отдыхать. И так получилось, что в этот раз комнаты в пансионате оказались не рядом, а на разных этажах. Отец поздно зарезервировал путевки. Сперва он хотели поскандалить, но я убедил их, что все нормально.
В первый же день, после того как разложил свои вещи, я хотел сходить на пляж, поэтому особо заморачиваться с одеждой не стал, натянул плавки и собрался выходить. Открыв дверь комнаты, я услышал удар, а потом вскрик. Выглянув, обнаружил, что ударил дверью парня и рассек ему бровь. Естественно, что ни о каком пляже уже не было и речи.


Я помог парню войти к себе, довел его до ванны, где он сам промыл рану, а я, найдя аптечку, решил обработать её. Усадив того на стул, мне пришлось расположиться между его ног, чтобы был более удобный доступ к брови и скуле парня. И вот тут-то и началось самое необычное.
Парень оказался не промах. Положив руки мне на пояс, от чего я чуть было не врезал ему, он сказал, что ему так удобнее, и мне пришлось смириться. А вот когда я уже заканчивал с обработкой его раны, его руки переместились на мою задницу, ну я и не удержался, чисто по инерции, врезал ему по морде. Он и свалился со стула.
- Ты решил окончательно добить меня? - с обидой поинтересовался тот.
- Не фиг руки распускать, - во мне стала просыпаться злость, - если я и стал обрабатывать твою рану, то это только потому, что чувствовал свою вину, а сейчас убирайся из моего номера.
Для пущего эффекта я даже руку протянул в направлении двери, чтобы показать тому выход. Парень кое-как поднялся и, как-то грустно глядя на меня, не сказав ни слова, покинул номер. А я сел на кровать и задумался. Я никогда не презирал и не осуждал геев. Даже в ту ночь, когда я узнал, что мой лучший друг Паша провел ночь с парнем, Я только порадовался за него, так как видел выражения лиц обоих, на них было написано все: и вспыхнувшая страсть, и нежность, и желание. Поэтому я и понадеялся, что мой друг наконец-то нашел себе того, с кем он уже не будет замороженной рыбой.


Но не тут-то было. Утром они разбежались, причем даже не увидевшись, и все три года не виделись. Вот поэтому я не могу плохо относиться к геям, но... Если это не касается меня самого. Я ведь никогда не обращал внимания на парней, как на объект страсти, а этот парень, он какой-то... Я даже слов подобрать не смог. Когда его руки лежали у меня на талии, я чувствовал тепло в том месте, где они прикасались к телу. Своего ощущения я никак не мог понять, и решил не заморачиваться, тем более, тот просто держался за меня, так ему было удобнее сидеть. А вот когда руки переместились на задницу, вот тогда я и испугался, так как совсем не чувствовал отвращения, которое должен был почувствовать любой натурал. Это-то меня и напугало, вот я ему и врезал, вложив в свой удар все отчаяние, охватившее меня от нового, неизведанного чувства.


Решив пока оставить мысли об этом парне, с которым мы даже не познакомились, я все же пошел на пляж. Лежа и нежась на солнышке, я уже и забыл об утреннем инциденте, но тут почувствовал, как рядом со мной кто-то расстилает полотенце. Казалось бы что тут такого, отдыхающих-то тьма тьмущая, но каким-то образом я догадался кто это был. Со мной стало твориться что-то неладное. Лежа, не открывая глаз, я вдруг почувствовал в груди какое-то тепло и трепыхание этих долбанных бабочек в животе. Да что за напасть-то такая? Что со мной? Я не могу ТАК реагировать на парня. Я же натурал, во всяком случае, являлся им до недавнего времени.


Сбоку послышался голос, с долей иронии:
- Так и будешь продолжать делать вид, что меня здесь нет?
- Если ты не заметил, то я лежу с закрытыми глазами, - решил все же откликнуться на реплику парня я, - поэтому, в принципе, не могу видеть кто устраивается рядом. Откуда мне знать, что это ты?
- Ага-ага, а тело у тебя напряглось просто потому, что ты перегрелся на солнышке? - уже с откровенной издевкой, произнес парень.
- Тебе-то что за дело? Может я не выношу такого близкого соседства с кем бы то ни было, - старался сдержаться и не выдать своего смущения, благо загар позволял скрыть румянец. Ответил я в таком же тоне.
- А, ну считай, что я тебе поверил. Ладно, может мы все же познакомимся? - пошел на попятную тот.
- Зачем? - не понял, вот только знакомства мне еще и не хватало, так как знакомство предполагает общение, а общаться с этим типом, от которого у меня стадо мурашек отплясывают кан-кан, мне не очень хотелось.
- Что значит зачем, - в свою очередь удивился тот, - наши комнаты находятся рядом, отдыхать нам здесь две недели, поэтому, почему бы и не познакомиться?
- Меня Леша зовут, - решил я сдаться, услышав, что он мой сосед. Вот что такое не везет и как с ним бороться? Как бы я ни хотел не встречаться с этим типом, все против меня.
- Меня Алекс, - в свою очередь представился парень.
- Это Саша, получается? - спросил я, глядя как перекашивается лицо парнишки от произнесенного имени.
- Нет, это именно Алекс, на худой конец, можно Лекс, но ни в коем случае не Саша, - с жаром стал объяснять тот, - ненавижу это имя.
- Хм, ну ладно, как скажешь, Лекс так Лекс.


Вот так мы и познакомились. Полторы недели мы везде вместе тусовались, рассказывали друг другу о себе, так я узнал, что он из другого города, тоже играет в футбол, только за какую команду я так и не удосужился спросить, так как у нас и без этого нашлись общие темы для разговора. С ним было легко и интересно общаться, но ничего лишнего Лекс себе не позволял. С одной стороны - меня это несказанно радовало, но с другой - все тело ныло и требовало чего-то неизведанного, необычного. Особенно, когда он невзначай касался меня. От этих касаний пробивала дрожь, и хотелось чего-то большего. Но и я старался держать себя в руках.

Когда до отъезда оставалось два дня, мы решили завалиться в какой-нибудь клуб и хорошенько отметить и наше знакомство, и скорый отъезд. Начали с пива, а потом понеслась душа в рай, требуя продолжения банкета. Из клуба мы выползли уже под утро, причем оба никакущие. Кто кого вел до номеров, остается загадкой. Но пока шли смогли немного прояснить туман в голове. Завалились ко мне, так как мой номер был ближе. Не раздеваясь упали на кровать. Я уже стал отрубаться, когда почувствовал руки на своем теле. Повернувшись, хотел уже было врезать, но сил не оставалось, а Лекс, видя мою задумку, перехватил мои руки и произнес:


- Тихо, не надо драться. Я и так очень долго пытался сдерживаться, у меня от тебя крышу сносит, ты мне очень нравишься, я хочу тебя.
И стал медленно раздевать меня. А у меня от его шепота и сказанных слов, стало медленно теплеть внизу живота. Сопротивляться мне мешали его руки, ласкающие каждый сантиметр тела, губы, следующие за руками, и алкоголь, который еще гулял в крови.
В какой-то момент его губы нашли мои и, если и были какие-то мысли о неправильности творимого нами непотребства, то они испарились. Да уж, целовался Лекс офигенно. Меня стало уносить, и я сам не заметил в какой момент стал отвечать ему. И уже мои руки не лежали больше безжизненно, а стали исследовать каждый сантиметр его тела, снимая с него те детали одежды, от которых он еще не успел избавиться.


И вот мы, полностью обнаженные, целовались, гладя и лаская друг друга. А потом я почувствовал некий дискомфорт у себя в заднице. Попытавшись вытолкнуть инородный предмет, которым оказались пальцы парня, только еще глубже насадился на них и застонал от боли, когда во мне оказалось, как потом выяснилось уже три пальца. Но Лекс как мог успокаивал меня поцелуями, а потом, спустившись ниже стал ласкать головку члена, то обводя по кругу, то засовывая кончик языка в уретру. Про сопротивление и боль я тут же забыл. А когда он дотронулся до чего-то внутри меня, то мое тело вообще подбросило, а Лекс в этот момент заглотнул член сразу на всю длину, от чего в я вообще отключился от реальности.


Момент вхождения в мою полубессознательную тушку я пропустил, но когда парень, войдя, опять стал долбить по простате, вот тут я и застонал от испытываемых ощущений. А потом наши стоны слились в один и мы уже не могли понять где чей. Почувствовав приближение оргазма я стал ускорять темп, а затем с криком излился себе на живот. А через несколько толчков Лекс последовал за мной.


Отдышавшись и отойдя от такого яркого оргазма, я повернулся к Алексу.
- Я что-то не понял, это что вообще было? И с какого перепугу я был снизу?
- Это был умопомрачительный секс. И не говори, что тебе не понравилось - не поверю. Ты так стонал... А по поводу главенства, то это можно и исправить. Мне не принципиально снизу или сверху, - парень с умилением и радостью смотрел на меня и облизывался как кошак, объевшийся сметаны.
- Исправить говоришь, - я, хитро глянув на его довольную мордашку, тут же перекатился так, чтобы оказаться сверху, и мы исправили. Только теперь сверху был я, а Лекс стонал подо мной от тех ласк, которые я ему дарил.


В последний день, уже прощаясь перед отъездом, мы обменялись номерами телефонов, скайпов и электронок. Но он ни разу мне не позвонил. И каково же было мое удивление, когда я встретил его на игре, да еще и в команде соперников.


Конец ПОВ Леша.



А я, глядя на друга, задумался, а потом не выдержал и поинтересовался:
- И что теперь? Вы смогли поговорить?
- Нет, я от него умудрился сбежать, если он сам не позвонил, значит для него ничего серьезного и не было, так, курортный роман, - Леша сидел поникший и расстроенный, - который не предполагает дальнейшего знакомства.
- Глупости все это, - стал распаляться я, чтобы встряхнуть упрямца, - я видел, как он смотрел на тебя там, на игре. Ты явно ему небезразличен. Поэтому хватит забивать себе голову всяким бредом. А не позвонил, так этому может быть масса объяснений, например: сел телефон, или кончились деньги на счету, или отвлекли какие-то неотложные дела, да всякое могло случиться, а ты себе напридумывал, вот сейчас и мучаешься.
- Если я себе все напридумывал, то почему он мне ничего не объяснил? - возмущенно попытался опровергнуть все мои доводы друг.
- Ты совсем кретин или прикидываешься? - окончательно разозлился на тупость друга, - как он мог тебе что-то объяснить, если ты бегал от него, как черт от ладана?
- Захотел бы - нашел способ, - не сдавался Леха, - ладно, давай сменим тему. У меня есть предложение чтобы поднять тебе настроение.
- Какое? - заинтересовался я.
- Мы завтра с утра пойдем менять твой имидж, - гордо возвестил друг.
- Чего? - возмущенно воскликнул я, - чем тебе не нравится мой теперешний внешний вид?
- Очень нравится, но надо сделать еще лучше. Мы немного подправим прическу, сделаем тебе пирсинг под губой, - потом, задумавшись, добавил, - нет, два пирсинга.



У меня от такой перспективы аж челюсть чуть не встретилась с полом, вовремя успел ее подхватить.
- Зачем мне два пирсинга? - отойдя от шока, завопил я, - зачем он мне вообще?
- За надом. Все, это не обсуждается, - непререкаемым тоном заявил друг.
Пришлось согласиться, так как зная его настойчивость и упрямство, сопротивляться было бесполезно.

Глава 8.

Уважаемые и любимые читатели. В этой главе тоже предоставлено стихотворение моего соавтора уже по двум работам Ямилы. Так что представляю его вам. Надеюсь, что и оно вам понравится.



С самого утра Леха уже был у меня.
- А ты чего не в школе? - спросонья попытался узнать я, - ладно я, у меня больничный на четыре дня, а вот как ты собираешься отмазываться?
- А ты думаешь, что ты один такой умный? - скривив губы в ухмылке, произнес парень, - у меня тоже родители пошли на уступки и сделали больничный, так что отвертеться от задуманного не получится. Давай вставай, вперед - и с песней.


Ничего не поделаешь, пришлось поднимать свою невыспавшуюся тушку от такой теплой и уютной кроватки и собираться с другом на хождение по мукам. А он, гад такой, стоял и посмеивался, глядя на мои попытки оттянуть время, а потом все же не выдержал и заржал:
- Как бы медленно ты не пытался собираться, тебя это не спасет, так как своего намерения я не изменю. Мы должны сделать из тебя супер-пупер красавчика, чтобы этот гад аж слюной подавился и понял, чего он лишился по своей собственной глупости. Так что шевели поршнями.
- Ладно-ладно, изверг, пошли уже. Я готов, - обреченно произнес я, уже заранее страшась того, что в понимании моего друга значит супер-пупер. И чем это будет грозить лично мне.


Начали мы с салона, где мне обстригли волосы, что сперва привело меня в шок, ведь даже родители не могли меня убедить подстричься, а другу так просто это удалось. Но когда я глянул на себя в зеркало, то поразился умению мастера. Мне даже самому понравилось. А друг, глядя на выражение офигения на моей мордахе, только засмеялся и сказал:
- Ну вот, а ты не хотел менять имидж. А теперь пошли, это ведь еще не все, запланированное на сегодня.
- А может не надо, - попытался канючить я, но без толку, - я думаю, что и так все просто замечательно.
- Надо, Паша, надо, как говорил один небезызвестный классик, - непререкаемым тоном заявил друг, - сейчас все замечательно, а будет еще лучше, вот увидишь.
- Но я ненавижу все эти пирсинги, тем более на лице, - предпринял еще одну попытку отговорить друга.
- Этот тебе понравится, - не став больше церемониться, потащил в тату-салон.


Что я могу сказать. Это было больно. Но, как оказалось, результат того стоил. Глянув на себя в зеркало, я офонарел. Мне сделали симметричный пирсинг, который смотрелся не слишком вульгарно, а стильно и довольно мило. О чем я и сообщил Лехе. Тот остался доволен моей оценкой, и мы отправились домой придумывать план мести. Вот только не знаю, что там собрался придумывать друг, а я твердо вознамерился помирить его с Алексом. Осталось только придумать, как это сделать. Ведь ни телефона, ни каких бы то ни было средств связи с парнем у меня не было, и как его найти я не знал. Но найти его надо было обязательно, хотя бы для того, чтобы узнать, что он чувствует к моему другу и почему никак не связался с ним за это время.


Время до вечера пролетело довольно быстро. Мы придумали план, как можно заставить Стаса ревновать. Но наш план мог сработать только в том случае, если я ему действительно небезразличен. В противном случае, все теряет свой смысл. Но друг заверил меня в том, что ему со стороны было прекрасно видно, какие взгляды тот бросал в мою сторону, пока я этого не видел. Ладно, убедил он меня. Значит, будем действовать по нашему плану.


Позвонив родителям и предупредив их, что останется у меня, Леха стал в деталях расписывать как мне себя вести, что делать, что говорить. А когда пришло время ложиться спать, у меня возникла идея. Отправив друга в ванну, подождав пока послышится плеск воды, быстренько залез к нему в телефон. Ну да, я знаю, что лазить по чужим вещам не красиво, но ведь это для пользы дела. Именно так я успокаивал себя, пока пытался найти хоть что-то, отдаленно напоминающее этого Алекса. И вот удача улыбнулась мне, причем как раз тогда, когда шум воды стих. Вот же ж елки зеленые. Не успеваю. Но все же решил рискнуть и перекинуть все данные себе на телефон. А пока все перекидывалось, вышел из комнаты, чтобы по дороге встретить друга и зазвать того на кухню, чайку попить. А там придумаю что-нибудь, чтобы он не заметил моих манипуляций.



Проведя того на кухню, накормил и чаем напоил, а потом, пока он заканчивал с едой, отлучился, чтобы проверить, а заодно и вернуть телефон на место. Все получилось так, как я и задумал. Вся информация по Алексу была у меня. Значит завтра же и займусь этим. Должен же я хоть как-то помочь другу. Он ведь хоть и хорохорится, но я-то вижу как ему хреново. Да ведь он никогда не признается.


Лежа в кровати, мы еще раз обсудили наш план и, уже собираясь отправиться в объятия Морфея, как мне в голову опять стукнуло. Подскочив, начал метаться по комнате в поисках листка и ручки, а друг, сначала глядя с недоумением, а потом с пониманием, только засмеялся и изрек:
- Надо все вещи класть на свои места, тогда и не придется метаться.
- Знаю-знаю, но никак у меня не получается следовать этой простой истине, - переворачивая всё кругом и не забывая держать в уме то, что навеяло, я наконец, нашел искомое и стал лихорадочно писать, боясь что-нибудь забыть или пропустить.


Записав, вздохнул с облегчением и показал навеянное Лехе.

Странно всё - взлет и тут же провал,
Я и не помню, где побывал,
И я не знаю, что будет завтра,
То я летаю... Де факто, де факто...
То сплю наяву...
Что со мной происходит?
Словно в кругу, в колдовском хороводе,
Жду, но не знаю чего и откуда,
Что происходит? Какого жду чуда?
Странно, тревожно,
И тут понимаю
Что я смотрю в пустоту.


- Ну ты и выдал, - удивленно произнес друг, прочтя мое творение, - и часто на тебя находит приступ поэзии?
- Второй раз всего, - заулыбался я.
- Да, друг, - протянул Леха, - с тобой все ясно, это клиника.
- На себя глянь, - хотел уже было обидеться я, но, глядя на веселящегося друга, передумал.
- Ладно, давай спать, - решил сменить тему Леха.
- Давай-давай, - пошел я на попятную, не хочет говорить - не надо.


Последовав желанию друга, мы отправились в объятия Морфея.

@темы: Идиот, ориджинал

URL
   

Мой дневник

главная