Бета: ямила
Персонажи: м/м
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Драма, Повседневность
Предупреждения: Нецензурная лексика
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Съездил отдохнуть. Казалось бы, просто курортный роман, а какие были последствия...

Часть 1. Разбившиеся иллюзии.




Женился я довольно рано, в восемнадцать лет, по залету. Решил соблазнить самую красивую и гордую девочку нашей группы в институте. Вот и соблазнил. Пришлось жениться. Родители против не были, да и сама Ниночка была просто в восторге. Она-то на меня давно глаз положила, да только я был против, но моего мнения никто не спросил. У родителей на мой возмущенный ропот был один ответ:

- Сам накосячил, сам разгребай последствия.

А у меня почему-то сложилось впечатление, что Нина сделала это специально, зная, что я в любом случае возьму ответственность на себя. И не оставлю ее беременную, что, в сущности, и произошло. У нас родился чудесный малыш, которого назвали Александром. Все было чудесно, кроме одного. Жену я так и не полюбил, хотя она у меня была и умница, и красавица, и домохозяйка. Но мне что-то было не так, а вот что, я понять не мог. Прожили мы шесть лет. Пока однажды не поехали отдыхать и в нашу компанию не попала отдыхающая с нами пара. Это были брат и сестра. Вот тогда-то я с ужасом и обнаружил, что меня привлекают парни.


Да уж, узнать в двадцать четыре года, что, оказывается, ты - гей - это что-то невообразимое. Для меня это был шок. Мой отдых превратился в каторгу. Жена не могла понять, что случилось, а я пока не хотел ей об этом говорить. Кое-как дождался конца отпуска, стараясь при этом особо не оставаться наедине с парнем. Но, судя по взглядам, которые он бросал на меня, он как раз таки был не против познакомиться поближе. Но я этого не хотел. Я боялся. Для меня это было в новинку, причем не очень приятную.

Поэтому по понятной причине отпуск для меня обломался. А приехав домой, я все же решился открыть жене правду, так как мучить ее я не мог да и не хотел. У нее сначала был шок, затем негодование, а потом равнодушие. Она просто собрала свои вещи и исчезла в неизвестном направлении, оставив мне Сашу, который только-только должен был пойти в школу.


Я не стал долго рефлексировать и нервничать, а решил заняться бизнесом. Надо же нам как-то жить. Сидеть на шее у родителей не хочется, а работы я лишился, когда наша компания, где я работал, обанкротилась. Я занял у друзей денег и купил свой первый контейнер быстрого питания. Постепенно я смог купить еще пять таких же. А когда дела пошли в гору, я продал все сразу, как готовый бизнес для начинающих, а себе приобрел первый ресторан. Через два года у меня уже было шесть ресторанов, приличный счет в банке, машина, дача в элитном поселке и четырехкомнатная квартира, которую я купил Саше на всякий случай. Ведь когда он вырастет, захочет жить отдельно.


На мое двадцативосьмилетие друзья подарили путевку во Францию на лазурный берег. С сыном осталась моя мама. Тем более, что парень уже взрослый - десять лет. Да и он сам с радостью согласился побыть с бабушкой. На том и решили.

Франция оказалась раем. Зелень, яркое солнце... Вот тут-то мне и захотелось почувствовать себя человеком, а не вьючным животным, которым я и являлся по сути последние четыре года. Город, в котором я отдыхал, был великолепен. Залитые солнцем домики из песчаника, запах йода и жареных кофейных зерен, прелестные маленькие кафе.

- Вы русский? - раздался рядом чей-то голос, - можно присесть за ваш столик, а то все места заняты.

Около меня оказался довольно симпатичный брюнет. Холеный, пахнущий дорогим парфюмом, в фирменной рубашке-поло. Не помню, о чем мы говорили. Какие-то пустяки и шутки. Когда обменивались телефонами, я думал, что звонить он не станет. Но уже вечером на телефон пришло СМС: "Когда возвращаетесь домой? Я много езжу по России, могу заскочить на чашку кофе. На меня уже давно никто не производил впечатления, а вам это удалось. Николай".

Я ответил, что только прилетел и пробуду здесь еще две недели. Его это обрадовало. И на следующий день мы встретились и целый день провели вместе. А вечером...


* * *


Плотно поужинав в каком-то ресторанчике, мы не спеша отправились по улочкам города, собираясь направиться каждый к своему временному жилищу, но Николай, как бы невзначай, предложил:

- Может, продолжим наше общение? Мне не хочется расставаться с тобой ни на минуту.

- Мне тоже, - сдался я, хотя прекрасно понимал, на что именно рассчитывает Коля, - к тебе или ко мне?

- А ты далеко обосновался? - поинтересовался тот.

- Нет, мы почти пришли, - показав на виднеющуюся крышу небольшого бунгало, ответил я.

- Тогда без вариантов.


Не успели мы переступить порог моего временного жилища, Коля прижал меня к стене и стал покрывать шею поцелуями. А у меня в мозгу билась мысль, что я даже не знаю, что мне делать с парнем. Но когда его поцелуи добрались до губ, все мысли покинули голову, осталась только одна: "Хочу".

Продолжая целоваться и сдирать друг с друга одежду, мы двинулись в сторону спальни. На кровати оказались уже полностью обнаженные. Коля стал покрывать поцелуями каждый сантиметр моего тела, поиграл языком с каждым соском, от чего у меня вырвался непроизвольный стон, от испытываемого наслаждения. Но и на этом он не остановился, двинулся вниз, пока не достиг члена. Обведя головку по кругу, он стал играть с уретрой, то вставляя язык в дырочку, то нежно лаская вокруг нее. Провел по всей длине члена, поласкал яички, а потом заглотнул его на всю длину. Я растворялся в его ласках, не прекращая стонать. А когда почувствовал, что сейчас кончу, Коля пережал член у основания и отстранился.

- Не так быстро, милый. У нас еще все впереди, - улыбаясь и облизываясь как кот, наевшийся сметаны, он сел на меня верхом, целуя меня и одновременно совершая какие-то манипуляции у себя за спиной. А потом я почувствовал, как Коля приподнялся, а потом стал опускаться на мой член.


Такого я не испытывал ни разу. Узость и жар такого податливого, сексуального тела, от которого сносило крышу. Надолго меня не хватило. Дождавшись, пока парень с криком изольется мне на живот, я тут же последовал за ним.

Весь отпуск мы проводили вместе, не расставаясь ни на минуту. Каждый наш секс был похож на сказку. Я плавился в его руках, а оргазм был похож на маленькую смерть. Я умирал и тут же возрождался снова.

Но все хорошее когда-нибудь кончается. И наш роман подошел к концу. Во всяком случае я тогда так думал. Расставаться было очень жаль. Возле самолета мы еще раз проверили наличие телефонных номеров друг друга, и я улетел домой.



А через неделю раздался звонок телефона. Я в это время как раз находился на работе. Подняв трубку, был очень удивлен и обрадован одновременно. Звонил Коля. Сказал, что будет в наших краях по делам своей компании и может заскочить в гости. Я обрадовался такой возможности снова увидеть это чудо. Мы договорились встретиться вечером.

Домой я летел окрыленный предстоящей встречей. Но наш первый вечер после отпуска прошел в обсуждении воспитания детей, потом плавно перешел на мои проблемы с поставщиками. Он слушал очень внимательно, утешал, давал советы. Я был ему благодарен. За то, что утешал, ценил, предлагал помощь. Ему оказалось интересно то, чем я занимался. Мы встречались еще несколько раз. И уже перед самым его отъездом мы снова оказались в одной кровати. После чего он снова уехал. Но мы договорились встретиться в Москве, куда я собирался по своим делам.



Коля забронировал номер в гостинице. Мы планировали сходить на выставку и в ресторан, но нашим мечтам не суждено было сбыться... Мы остались в отеле. А секс с ним показался мне прекрасным как никогда.

Я влюбился. Не мог не думать о нем. Он заслонил мне весь мир. Я наслаждался, тосковал по нему, радовался каждому звонку, обещаниям...

После трех месяцев нашего знакомства он сообщил:

- Я переезжаю к тебе. Сыт по горло кочевой жизнью... Брошу работу, помогу тебе управляться с ресторанами. Да, еще кое-что... Я говорил тебе, что люблю тебя?

Наш союз меня окрылил. Просветлил. Приподнял на несколько метров над землей. Я почувствовал, что вместе мы сможем все.

- Ты устаешь, - как-то сказал в один из вечеров Коля, - давай я помогу тебе. Не хочу быть содержанцем у того, кого люблю.

После стольких лет тяжелой работы я действительно нуждался в отдыхе. Без колебания я передал Коле часть своих обязанностей. Он ездил, заказывал провизию, собирал выручку. Я дал ему свою кредитную карту, чтобы он мог оплачивать счета. Он стал моим партнером. Первый месяц был просто сказкой. Но вот пробуждение оказалось болезненным...


- Тимофей, у вас долг по арендной плате, - позвонил мне владелец одного из помещений, снятого под ресторан.

- Как это? Ведь мой партнер заплатил вам на прошлой неделе! - я стал волноваться.

- Тимофей, когда поступят деньги за провизию, - через несколько часов сообщил мне поставщик.

- Но их перевели несколько дней назад...

Слова застряли в горле. Я схватил мобильник, набрал номер. Вчера Коля решил съездить к родителям, проведать их, сказав, что мама немного приболела. Включился автоответчик. Я оставил сообщение. Одно, другое, третье... А потом меня осенило, я решил проверить состояние банковской карты через интернет. Набрал пароль и... у меня чуть сердце не остановилось! На счету ничего не было. А еще месяц назад там была шестизначная сумма. Куда подевались все деньги?



В панике я стал копаться в истории операций: несколько десятков выплат с моего города в Москву. Коля обчистил меня вполне "законно" - ведь я сам доверил ему свою карту.

Вот так и рухнуло мое счастье в один миг, как карточный домик. В течение недели последовали открытия одно за другим. Коля не заплатил вообще никому: ни поставщикам, ни сотрудникам, ни арендодателям. Я остался должен очень крупную сумму денег, а на счету нет ни гроша.

Мне все время казалось, что это кошмарный сон, что я вот-вот проснусь и посмеюсь над ним вместе с любимым, но все оказалось реальностью. Я стал метаться, как раненый зверь. Сначала был шок, а потом пришла злость. Как я мог позволить так обмануть себя?! Захотелось поймать этого гада и разоблачить его, но где его искать? Я никогда не видел его документов, как-то не было необходимости. Его московский адрес я тоже не знал. Я стал обзванивать всех однофамильцев, но идея оказалась провальной. Позвонил в компанию, в которой он якобы работал, но и там о нем никто не слышал. Даже попытался позвонить в турбюро, в котором он покупал путевку во Францию, но... Никто и нигде не слышал об этом человеке.



Сначала я стал медленно сходить с ума. Мир распадался на мелкие кусочки. Бескорыстие оказалось расчетливостью, любимый человек - аферистом. Но я решил, что не сдамся, начну все заново. Продав квартиру, которую покупал для Саши, дачу в элитном поселке, машину, я смог рассчитаться с долгами. А потом все завертелось-закрутилось. Все пришлось начинать почти с нуля. Но если я справился в первый раз, то и во второй смогу. Тем более что тогда у меня вообще ничего не было, а сейчас хоть что-то осталось.


Но, помимо бизнеса, у меня появилась еще одна цель в жизни - найти ублюдка и жестоко наказать того, кто сгубил всю веру как в людей, так и в бескорыстную любовь.




Продолжение может и будет, но пока не знаю. Если оно здесь надо, то я его сделаю, а если нет... Это решать вам, уважаемые и любимые читатели. Очень прошу строго не судить, это так, навеяло что-то. Было очень плохое настроение, вот и выплеснула эмоции. Так что, если кому-то не понравится, не обессудьте. Это просто порыв души.

Часть 2. Месть.



Прошло два года.

За эти два года я стал не похож на себя прежнего. Я изменился до неузнаваемости. Полностью изменил имидж, на лице появилась маска, которая стала моим вторым лицом. Я перестал улыбаться. Душа покрылась коркой льда. А вместо сердца появился камень. Я перестал верить в бескорыстную любовь. Да и есть ли эта самая любовь в реальной жизни? Или это миф, придуманный, чтобы дурачить наивных простаков, коим я и являлся до недавнего времени.


Но сейчас все изменилось. И вот, спустя два года, я все же решился снова поехать во Францию на Лазурный берег. Так как мои поиски этого гада не увенчались успехом, я решил попытать счастья там, где началась вся эта неприятная история.



Купив путевку, оставил сына матери, а сам полетел. Тот же город, та же улица, то же кафе. Оглядывая зал, я увидел паренька-официанта. Я так и застыл, глядя на эту ледяную статую, маска которой зеркально отражала мою собственную. И тут я успел заметить, как маска на лице паренька дрогнула, и выражение удивления и негодования сменилось презрением, ненавистью, и... жаждой мести. Но длилось это недолго. Через несколько секунд паренек взял себя в руки. Я уже хотел было обернуться, чтобы посмотреть на кого был направлен весь спектр поневоле вырвавшихся эмоций, как вдруг, прямо у меня над головой, раздался "обворожительный" голос:

- Простите. Я могу присесть за ваш столик? А то все места заняты.


Передо мной стоял холеный брюнет в рубашке-поло, пахнущий дорогим парфюмом.

- Конечно, присаживайтесь, - я постарался выдавить из себя хоть какое-то подобие улыбки. Но, судя по выражению лица парня, мне это слабо удалось.


А затем пошли шутки, красивые сказки о жизни, и знакомство. Как оказалось, парня звали... Костя. Хм, имя-то он решил сменить, а вот способ знакомства, шутки, сказки о любви остались прежними. Но что больше всего меня порадовало, этот тип меня не узнал. Ну что ж, тем лучше.


За разговорами не заметили, как пролетело время. Я всеми силами старался выглядеть дружелюбным и заинтересованным, хотя на самом деле хотелось вцепиться в глотку этому гаду и разодрать голыми руками. Но с большим усилием я сдержался.



И вот вечер подошел к концу. Пора расходиться. И тут от фразы Кости я чуть не расхохотался, даже здесь ничего менять не стал:

- Может продолжим наше общение? Мне не хочется расставаться с тобой ни на минуту.

- Мне тоже, - решил подыграть я.

- Ты где обосновался? - с обворожительной улыбкой поинтересовался парень.

- А ты где? - закрались у меня сомнения, что он вообще нигде не останавливался, надеясь на очередного лоха.

- Да ты понимаешь, - замялся тот, - я только сегодня прилетел, зашел в кафе, а там увидел тебя и все, все мысли из головы улетучились. Я никогда не встречал еще того, кто с первого взгляда смог бы меня покорить.


Да уж, пафоса через чур много. Но я, глядя на этого сказочника, поразился, как я мог тогда, два года назад, поддаться на провокацию этой сволочи. Но тут я сообразил, что он все еще ждет ответ на свою речь.

- Хорошо, тогда идем ко мне, - я махнул рукой в направлении домика, где я остановился, следя за его реакцией, ни один мускул не дрогнул на его лице, когда он увидел куда я его веду.


Как и в прошлый раз, прямо с порога мы начали целоваться. А так как у меня секса не было два года, то, как говорится: "на безрыбье и рак рыба", поэтому все его манипуляции меня, естественно, возбудили. Вот только в этот раз я решил тоже включиться и контролировать процесс.


На кровати мы оказались полностью обнаженные, все происходило по накатанной схеме: поцелуи, сногсшибательный минет Кости, а вот потом я решил немного изменить намеченный план. Не дав ему растянуть себя, смазал свой член лубрикантом, и вошел. Пусть медленно, постепенно давая ему привыкнуть ко мне, но все же хоть как-то сделать ему больно я все же смог.


Он застонал от боли, но продолжал терпеть, ни слова не говоря. Войдя до конца, я остановился, давая привыкнуть к ощущению заполненности, а потом стал двигаться, причем выбрав сразу более-менее быстрый темп.


Сперва он еще постанывал от боли, а потом, когда я задел точку внутри него, он взвыл от охватившего наслаждения. Кончили мы практически вместе. От охватившей тело неги стало клонить в сон. И я не стал противиться желанию тела. В итоге мы оба отправились в страну морфея.


Но посреди ночи я проснулся, чтобы сделать кое-что. Все действие заняло час, после чего я отправился в кровать досматривать сон.

А утром я проснулся от запаха кофе, которое и приготовил парень. Войдя в комнату с подносом, он произнес:

- Я никогда и ни для кого не варил кофе, но ты смог меня поразить в самое сердце, поэтому я сделаю для тебя все, что угодно, даже Луну с неба достану, если попросишь, - поднос опустился мне на колени, я взял чашку и сделал глоток.

- Кхм, кофе очень вкусный, спасибо, - да уж, расстарался так расстарался, кофе оказался действительно вкусным, - а Луны с неба мне не надо, что я с ней делать-то буду.


Допив кофе, я глянул на парня и решил поинтересоваться:

- Ты сегодня пойдешь искать жилье?

- Я подумал, что здесь места много, - начал с придыханием говорить тот, удивляясь, что я о таком спросил, - и мы можем весь отпуск провести вместе. Я не могу и не хочу расставаться с тобой даже на миг.

- Хорошо, - я прекрасно понял его задумку, решил денег на жилье сэкономить, ну-ну, живи пока, мне тоже это только на руку, - только не расставаться ни на минуту не получится.

- Почему? - его удивлению не было предела, видимо в первый раз ему попался тот, кто не потерял голову от первой ночи с ним, хотя... я-то через это уже прошел, - тебе куда-то надо? Я могу сходить с тобой.

- Нет, - жестко ответил я, - у меня есть кое-какие дела, в которые я пока тебя посвящать не хочу, мы еще не настолько знакомы.

- Да, я понимаю, - сделав обиженно-покаянный вид, уступил тот, - но я очень надеюсь, что узнав меня поближе, ты сможешь мне доверять.

- Я мало кому доверяю, - холодно произнес я, глядя на то, как на лице парня мелькнула едва заметная досада, - но не стану отговаривать тебя заслужить мое доверие.


Произнеся это, я оделся, взял сумку с ноутбуком и ушел, оставив парня одного. Но в последний момент я все же смог расслышать произнесенные им слова, хотя и сказаны они были слишком тихо:

- Я просто должен завоевать твое доверие, и я сделаю это, чего бы мне это не стоило, ведь еще никто не смог устоять и у тебя это не получится.


Я только хмыкнул на это, ну-ну, надежда умирает последней, особенно у таких самоуверенных сказочников. Представляю, что с ним будет, когда он поймет, что его идея не увенчалась успехом. Ну а пока пусть потешит себя иллюзиями.


Придя в тоже кафе, я разложил на столике ноут и заказал чашку кофе с круассаном. Пока несли заказ, я открыл крышку и загрузил страницу, на которой я смог наблюдать за действиями Кости. Когда принесли кофе, я услышал, как задрожала чашка в руках официанта, которым как раз и оказался вчерашний паренек.


- Вы знаете этого парня? - решил поинтересоваться я, а заодно и проверить свою интуицию в отношении парня и тех отношений, которые могли связывать парнишку и нынешнего Костю.

- Да, знаю, - холодно ответил тот, - и мой вам совет: не стоит с ним связываться.

- Почему? - мне захотелось вывести эту холодную очаровашку на откровенность.

- Он - аферист, - коротко ответил тот, не сказав больше ни слова.

- Откуда вам это известно? - не унимался я, глядя на то, как лицо парня исказила гримаса боли, но и она быстро пропала.

- Не важно, просто примите к сведению, - парень, собираясь уходить, бросил последний взгляд на экран ноута и его глаза расширились.


Я решил посмотреть, что так заинтересовало парнишку и рассмеялся, глядя как Костя методично обшаривает мой домик.

- Вам смешно? - удивился парнишка, - он ведь ищет деньги и кредитные карты, а вы смеетесь.

- А как вы думаете, зачем я сегодня ночью устанавливал все эти камеры? - продолжая смеяться, спросил я парнишку.

- Откуда же мне это знать? - насупился он.

- Именно потому, что я знаю кто он, - а потом решил рассказать парнишке откуда я это знаю, - два года назад я уже попадал в его сети, впрочем, как я подозреваю, вы тоже?


Парень смотрел на меня минуты три, а потом, видимо, решив довериться и рассказать все, кивнул:

- Да, три года назад я уже отдыхал здесь и тоже попался, я тогда был очень успешным бизнесменом, владельцем сети отелей по всему миру, но...

- Я все понял, дальше можете не продолжать, - не стал я бередить душу парня и дальше, так как оказалось, что с ним произошло тоже самое, что и со мной, - остальное я знаю по себе, только меня он обчистил два года назад и тоже встретившись здесь.


А потом мы сидели вместе за столиком и наблюдали за действиями парня на экране. Он, обшарив шкафы, принялся за сумку, в которой нашел несколько кредитных карт, которые тут же вставлял в прибор, вшитый в его кошелек, и пытался снять деньги со счетов.


- Странно, у него система даже пароля не запрашивает, - удивился я.

- Ничего удивительного, - менторским тоном заметил официант, - у него встроена европейская система сразу с разблокировкой, - я непонимающе посмотрел на него, а он продолжил, - в Европе, когда ты расплачиваешься карточкой, там уже встроена система, при помощи которой не надо вводить код, она сама снимает с карточки необходимую для расчета сумму, а ты можешь проверить ее по интернету, не отходя от кассы. Но обманов еще не было.

Там каждый магазин дорожит своей репутацией, поэтому и не опускается до такой низости. Вот и у него стоит такая же.

- Теперь понятно, - удивился я познаниям официанта, но ничего не сказал по этому поводу.

- А почему вы не волнуетесь о деньгах, которые эта сволочь переводит на свой счет? - не выдержал парнишка.

- А почему я должен волноваться, если карточки пусты.

- Как пусты? - глядя на ошарашенное выражение лица, я рассмеялся.

- Вот так. Что-то подобное я и предполагал, поэтому и перевел с этих карточек деньги на другие, а эти оставил специально для него, - стал объяснять я, - мне было интересно посмотреть, что он будет делать.

- И что теперь? - загорелся парнишка, видя, что на меня не произвела впечатления красота, холеность и неотразимость этого афериста.


- А теперь... для начала-перейдем на "ты", если конечно возражений нет, - я вопросительно глянул на парнишку, тот согласно кивнул головой, а я продолжил, - потом мы познакомимся. Я - Тимофей, но можно просто Тим.

- Я - Максим, но можно просто Макс, - в моей же манере ответил тот.

- А третьим пунктом у нас будет месть, - закончил я все свои планы, парень при этом обрадованно закивал головой.


На том и решили. Так и проходили наши дни. Я практически все время старался проводить с Костей, но не поддаваясь на его уловки влюбить меня в себя. А он от этого неимоверно злился и бесился, хотя всячески старался скрыть это, но каждый день я уходил часа на три-четыре, чтобы пообщаться с Максом. В ходе этих встреч с официантом, я и не заметил, как привязался к парню, а потом почувствовал, что мое сердце стало оттаивать. О каком-то чувстве пока не могло идти и речи, но нежность и дружбу я вполне мог ему предложить. А ему, судя по всему, и этого хватало. Он с радостью встречал меня. Мы с удовольствием проводили время в обществе друг друга.

И вот, когда до отъезда оставалось три дня, мы решили действовать.

Договорившись с Максом и дав ему ключи от своего домика, я забрал Костю и мы ушли бродить по городку. А Макс тем временем должен был найти кредитки и документы афериста.


Утром, встретившись с официантом, узнал, что тот все сделал: документы нашел, паспорт оказался на имя Воронова Петра Борисовича, поэтому его никто и не мог найти, кредитки обнулил. Тогда я решил сделать Косте-Пете, еще одну пакость. Макс помог найти адвоката, который составил купчую на недвижимость во Франции, оформил ее как дарственную от Кости мне, благодаря его паспорту, находящемуся у меня, но мы с ним должны были прийти и поставить подписи.


Я зашел за аферистом, сказал что хочу сделать подарок "любимому" и повел его в ту адвокатскую контору. Адвокат протянул нам три экземпляра договоров, потом поинтересовался у Кости:
- Вы согласны?
- Конечно! А как по-другому? - засиял от радости тот, не поняв к чему был этот вопрос, и глядя влюбленным взглядом на меня.


- Тогда распишитесь вот здесь и сегодня же внесите деньги в банк.
- Хорошо, - ответил я, - мы все сделаем.
Забрав договора и покинув контору, мы отправились сразу в снятый домик, отметить покупку. Для этой цели у меня было приготовлено особое вино, которое было разбавлено снотворным.


После того, как Костя уснул, я собрал свои вещи и ушел к Максу, как мы и договаривались. Тот встретил меня радостной улыбкой, которая осветила его лицо, а глаза засияли. А я, глядя в этот омут каре-золотистых глаз, понял, что меня начинает затягивать. Поэтому и поспешил встряхнуться. Я и так подпустил его слишком близко к себе.


Обсудив все вопросы, поделив снятые с карточек деньги Кости-Пети, мы и не заметили, как наступила тишина. Как ни странно, она не напрягала, нам было уютно молчать, глядя друг на друга. А потом и сами не заметили, как потянулись один к другому.


Губы слились в поцелуе, руки ласкали каждый сантиметр тела, изучая, наслаждаясь. Это был взрыв эмоций, рай на земле, нечто особенное. Мы занимались не сексом, любовью. Столько страсти, нежности, любви и ласки было в каждом движении, в каждом касании. Оргазм был фееричным.


А утром, сидя в кафе и наблюдая в ноутбуке за проснувшемся парнем, который остался в моем номере, мы с Максом увидели, как к нему пришли из компании недвижимости, с которой я так и не рассчитался, и стали требовать с него деньги. Он спросонья не мог понять что от него хотят, а когда наконец удосужился прочесть выданный ему документ, мы увидели на его лице промелькнувшее понимание. А когда он схватился за кредитки и проверил на них баланс, его скрутило в приступе истерического смеха. Но что было дальше нам не дал досмотреть один из официантов, подошедших к нашему столику:

- Господин Ливански, вас просит о встрече ваш отец, который находится здесь проездом. Это очень срочно, - обратился он к Максу.


- Ты... - только и смог вымолвить я, так как у меня даже в горле сперло от очередной лжи того, кого я снова впустил в свое сердце.

- Я все тебе объясню, - виновато глядя на меня, попытался взять меня за руку и удержать, Макс, но я вырвал свою руку.

- Я не нуждаюсь в твоем объяснении, - еле слышно произнес я и сорвался с места.


Заскочив и забрав свою сумку, оставил ключи консьержке и помчался в аэропорт. Несмотря на то, что билет у меня был только на завтра, у меня была надежда, что получится обменять билеты. И ведь получилось.


Прилетев домой, я сменил номер, забрал сына и решил уехать туда, где меня никто не сможет найти. Продав все, что имел, положил деньги в банк, оставив только сумму на покупку квартиры в другом городе. На душе было погано и муторно. В этот раз даже не получалось вернуть былую маску, так сердце обливалось кровью и никак не желало замораживаться. А в душе творился раздрай. И все время мучил только один вопрос: "За что он так со мной? Почему ничего не объяснил? Зачем скрывал и прикидывался тем, кем он не является?"


Уже в поезде по радио услышал новость дня: "Сегодня господин Ливански должен прибыть в Лондон на аукцион, где будет выставлен его новый шедевр, мужское обручальное кольцо с огранкой из...". Дослушивать я не стал, поняв, откуда мне знакома эта фамилия. Отец - известный на весь мир ювелир, а его сын - владелец отелей по всему миру. Эти двое входят в десятку самых богатых людей мира.


Ложь. Кругом одна ложь. Сколько же раз мне еще придется обжечься, чтобы встретить того единственного, которому я смогу доверять без оглядки, который не станет лгать и что-то скрывать.
И вот мы на месте. Новый город, новая квартира, новая школа для сына. Теперь меня уже никто не сможет найти.

Часть 3. Помощь.



Уже около года мы живем с сыном в новом городе. Я пока еще не отошел от лжи того, кого не хочет забывать мое сердце, которое только от одного воспоминания начинает свою бешеную пляску и несется вскачь.

В один из дней мне позвонили со школы и сообщили неприятное известие, что сегодня в школе на уроке физкультуры мой сын потерял сознание.

Вызвали скорую, которая увезла его в больницу, там что-то с сердцем. От этого известия, я чуть не поседел раньше времени и, конечно же, тут же сорвался в больницу.

Найдя врача, который обследовал моего сына, услышал страшный диагноз: порок сердца, нужна срочная операция, пока не начались необратимые изменения во внутренних органах, особенно в легочных кровеносных сосудах. Именно поэтому и необходима срочная операция. Такие делаются только в Германии, так как только они могут сделать все в срочном порядке. А у нас очереди на операцию на сердце распланированы на два года вперед.


Услышав сказанные врачом слова, я хотел тут же сорваться с места и лететь в Германию. Но доктор остановил меня:

- Вы знаете сколько стоит такая операция?

- Сколько бы она ни стоила, я готов ради сына заплатить любые деньги, только чтобы он жил, - с жаром стал я уверять врача в своей готовности помочь сыну любым способом.

- Эта операция стоит восемьсот тысяч долларов, не считая реабилитационного периода, который обходится по тысяче долларов в день, а нужно хотя бы дней десять-пятнадцать.

- Я най... - и тут только до меня дошла озвученная сумма, - сколько?!

- Да-да, вы не ослышались, - ответил доктор, глядя на мою ошарашенную физиономию, - и найти эти деньги нужно в кратчайшие сроки, так как за последствия промедления я не отвечаю.


Выскочив из кабинета врача, я хотел было бежать к сыну, но меня не пустили, он был в реанимации под аппаратами, поэтому я со всех ног бросился инспектировать свой капитал.

Даже продав квартиру и машину, у меня не набиралось нужной суммы. Обзвонив всех своих друзей, которые, узнав что случилось, вызвались помочь, собрав все заначки у кого какие были, но и этого оказалось мало.

Я метался как раненный зверь, забывая поесть, что в итоге привело к тому, что за неделю метания я весь почернел и высох, так как просто уже не знал, что мне делать, как быть, где найти ту недостающую сумму на лечение моего сына, который два часа назад впал в кому. Я думал, что у меня сердце разорвется от горя. Ведь если я не найду деньги, то мой сын не выживет, а без него и мне нет смысла жить, ведь это я буду виноват в его смерти, что не смог найти денег на операцию.


В таком вот отчаянии и застал меня один из моих друзей, который лично прилетел меня поддержать и заодно привез деньги, собранные со всех друзей и знакомых. Но, глядя на меня, предложил дать объявление в интернет с просьбой о помощи. Ведь есть большая вероятность того, что многие смогут откликнуться и помочь. И хотя я и не верил в то, что это поможет, но это была последняя возможность хоть как-то достать денег. И я последовал совету друга. Но на счет стали поступать такие крохи, что я только теперь понял всю бессмысленность нашей затеи. Отчаявшись, я решился на то, на что никогда в жизни не решился бы. Я пошел в церковь, поставил свечку и стал отчаянно просить прощения за все свои прегрешения, но все время думал только об одном человеке, и прощения я просил в основном у него.


Выйдя из храма и включив телефон, который я выключал при входе в церковь, я услышал звонок. Звонил доктор:

- Где вас носит? Только что перечислили часть денег на счет клиники в Германии, звонил кардиохирург, который уже готовит все необходимое оборудование. Вы сегодня же вылетаете туда.

- Как? Что? Что с сыном? - я не мог сообразить о чем спросить в первую очередь, до меня медленно доходило, что кто-то фактически оплатил операцию, перелет и проживание и уже сегодня моего сына будут оперировать.

- Давайте быстрее в клинику, мы ждем только вас, - нетерпеливо произнес доктор.

- Я уже бегу, - от радости я не заметил, откуда только силы взялись.


В больнице меня уже ждал реанимобиль, который должен был отвезти нас в аэропорт, и я запрыгнул туда. На каталке лежал мой сын, похудевший, с трубками, подключенными к аппарату искусственного дыхания. От этого зрелища вся эйфория улетучилась и я снова впал в прострацию. В голову лезли всякие неутешительные мысли. Но я старался надеяться на лучшее. Главное сейчас надеяться и верить. Но все равно нет-нет да и проскакивала мысль: "а вдруг не успеем", но я всячески старался отогнать ее от себя.


Полет, приземление, машина скорой помощи, бег по коридорам клиники, закрывающиеся передо мной двери операционной. Вот и все, что промелькнуло перед глазами в одночасье. А мне осталось только ждать.

Идет сложнейшая операция уже несколько часов, жизнь пацана висит на волоске и мне говорят, чтоб не надеялся, я просто труп ходячий, весь извелся. И, сидя в больничной комнате отдыха я молился, не умело, как мог. Прошу Бога на коленях не забирать у меня единственного ребенка и клянусь, что выполню любую просьбу тех, кто помог с деньгами и прошу простить меня за тех, кого в свое время обидел.( Это, конечно, опрометчиво выглядит, но человек в таком отчаянии чего хочешь пообещает, только бы близкий человек выжил). А за мной сквозь прозрачную дверь наблюдает парень со слезами на глазах. И при последних словах о прощении и благодарности наши глаза встречаются.

Макс расцвел за эти несколько лет и превратился в обаятельного молодого мужчину. Я от потрясения, неожиданности и банального недоедания теряю сознание. Ведь я всё это время продолжал любить Макса и, молясь о прощении, имел в виду именно его.

Когда очнулся, моя голова лежала на коленях парня, а сам он сидел, легонько перебирая мои волосы и о чем-то думая. Я попытался встать, в чем он мне помог, а потом, не выдержав, прижал меня к себе, покрывая мое лицо поцелуями, и не уставая повторять только одно слово: "прости, прости меня."


И я просто не смог спокойно стоять, когда меня обнимают такие любимые руки, а целуют такие сладкие и долгожданные губы. Но сейчас я не мог в полной мере насладиться счастьем от встречи с... любимым? Да, любимым. Меня все еще угнетала мысль о сыне. Но Макс все прекрасно понял, поэтому просто сел рядом со мной, взяв мою руку в свою.

- Как ты меня нашел? - не удержался от вопроса я.

- Это было очень сложно, - заговорил Макс, - почти год лучшие детективы так и не смогли выйти на твой след. Ты даже представить себе не можешь, что я ощущал от каждого неутешительного известия нанятых людей. Я думал мое сердце разорвется пополам. Но однажды отец увидел объявление о том, что мальчику требуется операция, а так как у него еще и фонд помощи больным детям, то он решил подробнее узнать о ребенке. А собирая информацию о мальчике, всплыла твоя фотография, вот он и принес мне ее, чтобы удостовериться наверняка, что ты и есть тот самый дорогой для меня человек, которого я уже почти год пытаюсь разыскать. Вот тогда, позвонив и поговорив с врачом, мы перечислили деньги на операцию ребенка, а отец договорился с лучшим кардиохирургом чтобы именно он оперировал твоего сына. Но я не мог оставаться в стороне, мне хотелось хоть одним глазом увидеть тебя, попросить прощения и объяснить, почему я сразу обо всем не рассказал.

- Я это потом и сам понял, - из глаз обоих текли слезы, - ты просто боялся довериться снова, но почему потом не рассказал?

- Я просто не успел, - стал оправдываться Макс, - я собирался вечером тебе открыться, но вмешался его величество случай. Ты просто сбежал, не дав мне ни слова сказать в свое оправдание.


Так мы и просидели, обнявшись и надеясь на положительный исход операции. Прошло три часа... пять часов... семь часов... На исходе девятого часа операции вышел кардиохирург. Мы, как по команде, подскочили с места с надеждой глядя на измученного мужчину.

- Вы вовремя его доставили, - произнес доктор на немецком языке, но Макс мне стал переводить все, о чем говорил врач, - мы как раз успели. Еще бы небольшая задержка и...

- Но ведь все обошлось? - с волнением переспросил Макс, - мальчик будет жить?

- Конечно, - только теперь на его лице промелькнула улыбка, - у вас сильный парень, он как может цепляется за жизнь. Только благодаря этому мы и смогли его спасти.

- Спасибо вам огромное, - стал за нас двоих благодарить Макс, а я просто стоял и не мог даже слова сказать. От напряжения всех этих недель горло перехватило, дыхание сперло, а из глаз сплошным потоком текли слезы.

- Это моя работа, - произнес врач, глядя на мои заплаканные глаза.

- Мы можем мальчика как-нибудь транспортировать? - задал вопрос Макс, надеясь на положительный ответ.

- Куда вы собрались его везти? - удивился тот, - ему сейчас нужно пройти курс реабилитации. Я собирался предложить вам пансионат в Италии, там прекрасные специалисты и замечательный климат, благодаря которому мальчик быстро восстановится.

- Прекрасно, - воскликнул Макс, - именно туда мы и собирались везти мальчика, только мне бы очень хотелось, чтобы он остановился на моей вилле, а с врачами мы договоримся, я думаю.

- Это было бы просто замечательно, мальчику нужен постоянный уход и внимание, - согласился кардиохирург, - а кто как не родной человек сможет все это предоставить. Поэтому сегодня отдохните, а завтра можете вылетать.


Сказав все, дав соответствующие указания, доктор ушел, а мы направились в гостиницу. Хотя мне и не хотелось уходить, но увидеть сына мне не дали, ровно как и остаться в клинике, поэтому я и согласился провести остаток ночи в гостиничном номере.

Поспать удалось только часа три, так как волнения и переживания не давали мозгу полноценного отдыха, из-за этого я и не мог спать. Макс, видя мои мучения, встал вместе со мной, заказал кофе, а потом решил уточнить:

- Ты ведь не против, что я решил за нас двоих отвезти мальчика в Италию?

- Нет, не против, - от того, что он, видно намеренно не сказал "МОЕГО сына", я мог только порадоваться, - я буду только рад, если пребывание там сможет помочь восстановиться Саше.

- Мы вместе всячески этому поспособствуем, - но сказав это, он тут же виновато опустил голову и добавил, - если конечно ты не будешь против моего участия в восстановлении парня.

- Я буду только рад, если ты нам поможешь, - поспешил успокоить я Макса.



Транспортировка прошла со всевозможными предосторожностями. В Италии в аэропорту встречала машина, которая и доставила нас на виллу, где уже была готова комната со всевозможными аппаратами для Саши и ждали приглашенные врачи.

Я днями и ночами сидел около кровати сына, но он все еще не приходил в себя. Макс, как мог, пытался меня утешать и успокаивать, но я не мог пока мой сын был все еще в коме. И вот, спустя четыре дня, зайдя к сыну в комнату, я с радостью обнаружил, что у моего мальчика открыты глаза, а сам он с изумлением рассматривает все вокруг.

- Как ты себя чувствуешь? - взволнованно подскочил я к сыну.

- Нормально, - улыбаясь ответил он, - только в груди немного побаливает, а так все норм.

- Это самая замечательная новость за несколько недель, - устало опустился я на стул, напряжение всех этих выматывающих недель стало медленно, но верно покидать мое бренное тело.

- А где это мы? - не удержавшись, поинтересовался Саша.

- В Италии, на вилле моего... друга, - я пока не знал как объяснить сыну, кто для меня Макс, решив оставить все объяснения на потом, когда он сможет поправиться.

- А мы долго здесь пробудем? - не унимался сын.

- Пока ты не поправишься, - глядя на похудевшую, изможденную мордашку сына, ответил я.


Так и протекали дни, а за ними недели. Мы медленно снова сближались с Максом, заново учились доверять друг другу. Саша уже мог вставать, он познакомился с Максом, они прекрасно поладили, чему я был очень рад. Все дни напролет мы проводили, изучая окрестности, нежась в лучах теплого, ласкового солнышка. Но особенно радовал тот факт, что мой сын уверенно поправлялся и радовался жизни.

Однажды я все же набрался смелости и решил поговорить с Сашей, объяснить ему, кем действительно является для меня Макс. Как ни странно, он меня понял, так как уже давно и сам догадался о природе наших отношений. Трудно не заметить то, какими взглядами мы постоянно смотрим друг на друга, нежные касания, непринужденную ласку. Сын ничего против не имел, более того, он радовался за меня, что и я в этой жизни могу быть счастлив.


А вечером, когда мы уложили сына, ко мне подошел Макс, обняв, поинтересовался:

- Чего ты хотел бы больше всего, я все готов для тебя сделать?

- Мне ничего не надо, только быть рядом с тем, кого я люблю, - ответил я, не задумываясь.

- Я бы тоже хотел быть с тем, кого люблю больше жизни. И я прошу - будь со мной, - прижавшись ко мне и вовлекая в нежный, ласковый поцелуй, произнес Макс.

@темы: ориджинал