Персонажи: м/м
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Повседневность, POV, Hurt/comfort
Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Групповой секс, Секс с использованием посторонних предметов
Размер: миди
Статус: закончен

Описание:
Когда любимый использует тебя, как шлюху, друг, который, оказывается, тебя любит, но ты его воспринимаешь, как брата, и никак иначе, приходит на помощь, и ожидает взаимности, хотя бы за спасение, остается только одно- исчезнуть в неизвестном направлении и начать жизнь с чистого листа.

Глава 5. Освобождение.

Наше время.

Лежа и вспоминая все годы совместной жизни со Стасом, я пришел к выводу что и отец, и Алекс были правы в отношении его. Он действительно оказался лицемерной сволочью. Но зачем ему я? При первой же попавшейся возможности я решил поставить все точки над и, чтобы точно знать и больше в такие ситуации не попадать. Хотя от ошибок никто не застрахован.
Вот так, забывшись и задумавшись, находясь все еще в собственных воспоминаниях, я не заметил вошедших. Очнулся, когда меня пинком сбросили с кровати, и я очутился на полу.
- Лежишь, отдыхаешь. А про свои обязанности забыл? - начал было Егор, но я не дал ему договорить.
- Стас, скажи, зачем ты был со мной все эти годы?
- А то ты сам не догадался. Ты должен был стать пропуском в счастливую жизнь, - нагло глядя мне в глаза, в которых был только холод, ответил он.
- Но что сейчас изменилось, что ты со мной так поступаешь? - не унимался я.
- Все элементарно. Моя затея не удалась. Еще тогда, увидев в журнале ваши фамилии с Алексом, я для себя все решил, вот только изначально я выбрал твоего друга, он мне больше понравился, но к сожалению, он оказался не таким наивным как ты. Поэтому пришлось остановиться на тебе. Но тут опять облом. Я не понравился, как рассчитывал, твоим родителям, которые и должны были обеспечить меня всем необходимым, - от всего услышанного я покрылся мурашками, мне стало противно и неприятно.
- Но почему ты столько терпел, если тебе так все не нравилось? - решил я идти до конца.
- Я рассчитывал что все, видя нашу любовь, растают и поверят мне, но этого не произошло. А играть мне надоело, - он решил ответить мне правду, что меня удивило.
- И что теперь? - должен же я знать что меня ожидает в дальнейшем.
- А теперь, когда вернется твой отец, мы потребуем у него выкуп за тебя, а когда он заплатит, уедем с Егором за границу, - озвучил тот свои планы, а мне поплохело.
- И вы не думали, что вас будут искать?
- Нас никто не сможет найти, - уверенно заявил он.
- По-моему мы с тобой поменялись местами в наивности. Кто как не ты должен знать, что деньги и связи творят чудеса, - решил я спустить его с небес на землю.
- У нас тоже будут деньги, поэтому нас не найдут. И кстати, где твой телефон? - вдруг поинтересовался он.
- Не знаю. Может у Алекса, а может в институте забыл, - я пожал плечами, так как действительно не помнил куда его дел.
- Нет, у Алекса его точно нет, иначе он бы не стал трезвонить тебе на него, как он сказал, - засомневался Стас.
- Значит забыл где-то.
- Я завтра позвоню твоим друзьям и спрошу у них. А может ты его специально спрятал? - от этого вопроса я опешил, он что, идиот?



Если бы я его специально спрятал, то уже давно воспользовался бы им.
- Неужели ты думаешь, что если бы я его спрятал, то за все время ваших издевательств, я не нашел бы как позвонить, хотя бы Алексу? - озвучил я свою мысль.
- Ну да, ты в чем-то прав, - согласился с моими доводами Стас.
- А зачем тебе мой телефон. У тебя же осталась моя банковская карта, купи себе новый, - ехидно произнес я.
- Нашел что вспомнить. Она закончилась через месяц, как ты мне ее отдал, - вот ведь гад, без разрешения.
- Вообще-то я ее тебе не отдавал, а дал купить нужную деталь, но ты мне ее не вернул, - поправил я его, добавив сарказма в голос.
- Должна же у меня быть хоть какая-то компенсация за время, потраченное на тебя, - резюмировал Стас, а у меня в душе все перевернулось.
- И что такого ты купил, что пятьдесят штук закончились через месяц?
- Ну не думаешь же ты, что я и дальше буду ездить на общественном транспорте. Вот я и купил себе средство передвижения, правда не такое шикарное как у тебя, но и не барахло. Кстати, а где твоя машина? Я хочу ее забрать себе, - ишь, чего удумал, сейчас же.
- Обломись. Она у Алекса, а он тебе ее фиг отдаст без меня, - чуть не задохнувшись от возмущения, проинформировал я его.




Но тут Егору надоело слушать наши перепалки и он внес в разговор свою лепту.
- Знаешь, дорогой, я тут подумал и решил, что наша шлюшка через чур разговорилась. Надо его проучить. А ты помнишь, что мы всегда хотели попробовать, но никто не соглашался на такое, а тут такая возможность.
- Конечно, ты прав. Хорошо что напомнил, завтра зайди, купи все необходимое плетки, шипы и аксессуары пожежче, как раз на нем и испробуем, - с пренебрежением глядя на меня, попросил Стас Егора.
- Эй, вы это о чем? Какие плетки, какие шипы, вы с ума сошли? - вскочил я с кровати и с ненавистью уставился на этих двоих.
- Нет, не сошли. Мы всегда хотели попробовать жесткий секс, но калечить друг друга мы не намерены, а вот ты - самая подходящая кандидатура. Вот завтра мы и займемся тобой, - подвел итог разговора Стас.
- Пускай сегодня привыкает к мысли что будет с ним завтра, а мы пойдем займемся чем-нибудь более интересным и приятным, чем разговоры с этим, - закончил Егор, обнимая Стаса.



Они ушли, а я задумался, какая-то мысль не давала мне покоя, но я никак не мог ее уловить. От страха за завтрашний вечер у меня сводило судорогой все конечности. Я пытался найти выход из создавшейся ситуации. Мой взгляд, как у больного шизофренией, блуждал по комнате, ни на чем конкретно не задерживаясь. И вот тут он(взгляд) все-таки упал на кровать, вернее под нее. И я вспомнил как прихожу, как переодеваюсь, как падает телефон под кровать. Я резко подскочил, у меня закружилась голова, но я уже не обращал на это внимания. У меня в голове билась только одна мысль: "телефон, телефон". Я старался все делать так, чтобы не привлечь ненужного внимания этих двоих. И видимо фортуна была на моей стороне, я нашел то, что искал, не привлекая внимания. Я засунул телефон под подушку и под одеяло, чтобы не было слышно как он включается. А когда наконец он был включен, стал быстро набирать сообщение Алексу. Звонить не имело смысла, я боялся что меня услышат. И тогда мне даже стало страшно представить, что со мной сделают. Вкратце описав, что меня держат силой, перед его приходом накачивают снотворным, чтобы не проболтался, что хотят получить выкуп от отца, а потом неизвестно что сделают. Поэтому я попросил взять с собой амбалов папы, прийти ко мне без предупреждения. Но сделать это нужно как можно быстрее. Иначе завтра вечером мне будет каюк.




После написания сообщения, дождавшись подтверждения отправки, я снова выключил телефон, и, спрятав его под кровать, принялся ждать. То что мой друг придет именно сегодня я не сомневался. Он даже по идее до утра ждать не должен, насколько я его знаю. Потому что сам поступил бы точно так же.
Долго ждать не пришлось. Где-то через часа полтора - два раздался звонок в дверь. Я услышал как ко мне кто-то поднимается. Это оказался Егор с неизменным стаканом со снотворным. Но я пить не стал, выбив стакан у него из рук. Он хотел было броситься на меня, но не успел. Дверь, открытая с чьей-то ноги, хотя почему чьей-то, конечно с ноги Алекса, чуть не слетела с петель. Он подскочил к Егору и с ноги заехал ему прямо в нос. Тот упал и стал скулить как баба. Аж противно стало. И пока мальчики, пришедшие с моим другом, связывали этих двоих, я стал рассказывать Алексу что произошло. Но в процессе моего рассказа он меня перебил:
- Подожди, но откуда они узнали, что ни папы, ни мамы, не будет целый месяц?
- Перед отъездом заходил отец, он и сказал что летит в Германию заключать какой-то жутко выгодный контракт, а мама поехала в Тмутаракань для расследования какого-то дела. И без нее они никак не могли, там замешаны крупные шишки, которых все боятся, поэтому ее присутствие было обязательно, - стал объяснять я ему.
- Но почему он за три года ничего не сделал? - в свою очередь поинтересовался Алекс.
- Потому что все еще рассчитывал на помощь отца, а потом понял что это бесполезно. Тем более он встретил этого, своего Егора. Вот они действительно любят друг друга и стоят - высказался я.



- Как ты себя чувствуешь? - спросил вдруг Алекс и, подойдя ко мне, нежно обнял, чего я никак не ожидал. Поэтому мягко отстранившись, ответил:
- Нормально, но не делай так больше.
- Почему? Неужели ты за все время так и не понял, что я люблю тебя, я с ума по тебе схожу, - обнимая меня, произнес Алекс.
- Алекс, я тоже тебя очень люблю, но как брата. По-другому я не могу тебя воспринимать. Извини меня за такую откровенность, и если я обидел тебя. Но давать тебе пустые надежды я не могу. Тем более, что меня только что предал тот, кого я очень сильно любил.
- Но я могу подождать столько, сколько ты скажешь, только не отталкивай меня, - попросил Алекс.
- Алекс, ты ведь не успокоишься, да?
- Конечно не успокоюсь, ведь теперь ты будешь только моим, - утвердительно произнес он.
- А что будет с этими двумя? - решил перевести я тему, хотя этот вопрос меня и волновал меньше всего.




Мой друг хитро и садистски улыбнулся и сообщил:
- На их счет я уже договорился. Парни любят разнообразие, они его получат. Ты знаешь, кто такой Глеб - джокер?
- Ну да, глава какой-то группировки, - что-то такое я смутно помнил из разговоров отца.
- Не какой-то, а всех группировок, он следит за порядком между всеми бандюками, чтобы не было пустых разборок, в общем, он у них самый главный, - просветил меня Алекс.
- Алекс, не томи, давай ближе к телу, - взмолился я, очень уж мне стало интересно, какое отношение может иметь глава группировок к этим двоим.
- Так вот, я позвонил ему и договорился по поводу наших мальчиков. Теперь у них будет новая жизнь, полная разнообразия, - стал говорить Алекс, но я его перебил.
- Я все равно не понимаю, причем здесь этот Глеб к разнообразию этих двоих.
- Темка, ты - темный лес. Ты когда-нибудь слышал о проститутках, или ты от одного слова "жопа" в обморок падаешь, как кисейная барышня? - шутливо поинтересовался друг.
- Причем здесь это, а о проститутках я слышал, но не понимаю, каким боком это относится к ним, - услышу я сегодня внятные объяснения или нет?
- Самым прямым. Они и будут проститутками, а если точнее, то хастлерами. Без права иметь собственное мнение. И в придачу ко всему, они попробуют то, что хотели, то есть жесткий секс. Но испытывать они его будут на себе, - наконец-то закончил Алекс, а я аж рот открыл, вот это фантазия у моего друга.
- Жестоко, но справедливо. А теперь извини, но я хочу спать, - от всей этой суеты и кутерьмы, разболелась голова.
- Конечно, ложись. А я могу лечь с тобой?
- Нет, Алекс, не обижайся, но сейчас любое прикосновение мне неприятно. Поэтому, ты можешь остаться, но в своей обычной комнате, где ты всегда спишь, когда ночуешь у меня, - не хотелось обижать друга, но ничего другого предложить ему я не мог.
- Хорошо, как скажешь, - немного с обидой проговорил Алекс.




А мне вдруг стало как-то неприятно, что ли, что никто не хочет меня понять. В том, что именно не хочет, я не сомневался. Да, я не спорю, Алекс изумительный друг, но ключевое слово здесь, именно друг. И никак иначе. Я никогда не смогу воспринимать Алекса по-другому. Даже не потому, что это непривычно, ведь разные бывают ситуации, были случаи, когда и братья занимаются любовью, но у меня другой случай. Поэтому, пока родители в отъезде, надо что-то придумать. Потому что дальше так продолжаться не может.
Полюбить друга так как он рассчитывает, я все равно не смогу. А мозолить ему глаза - это хуже каторги. Поэтому, я принял верное решение, что я должен уехать и начать новую жизнь, с чистого листа. Уехать туда, где меня никто не знает. Не знает моего отца, а если и знает, то меня с ним не свяжут, так как нереально будет выглядеть, что сын олигарха уехал так далеко, отказавшись от обеспеченной жизни. Но, правда, не совсем нищим я уеду, у меня ведь осталась моя вторая карточка. Вот, кстати, и НЗ пригодится. Может быть потом я и сообщу родителям, что со мной все в порядке. Даже не может быть, а точно сообщу. Но место своего расположения раскрывать не буду. О том, что я и где я никто не должен знать. И искать меня не надо будет.




Теперь только осталось решить, как эту задумку провернуть, чтобы не узнал Алекс. То, что он даже на шаг не отойдет от меня, сомневаться не приходится. Поэтому, надо в срочном порядке отправить его на учебу. Решив для себя все насущные вопросы, я уснул.
Проснувшись утром рано, я пошел будить Алекса на учебу. Он, естественно, порывался остаться со мной, но я твердо стоял на своем, что мне надо побыть одному и все обдумать. С трудом, но он согласился с моими доводами.
Когда он ушел, я, не долго думая, оделся, собрался и пошел в свой институт, что бы забрать документы.
- Может вы передумаете? - пытались убедить меня там, - или, хотя бы, давайте мы вам перевод оформим.
- Нет, я просто хочу забрать свои документы. Я уезжаю, поэтому не надо перевода, потому что я еще и сам не знаю, куда поеду.
- Как это? А ваш отец в курсе ваших планов? - попыталась достать меня своими вопросами секретарь.
- Конечно, - соврал я и даже не покраснел, - как бы я смог уехать без его ведома.
- Ну да, логично. Но почему вы не знаете, куда поедете? - вот же настырная особа, все тебе надо знать.
- Хочу попутешествовать по матушке-России. А где сердце ляжет, там и остановлюсь, - стал отмазываться я.
- Хорошо, вот ваши документы, - наконец сдалась девушка.



Забрав их, я направился в банк, чтобы обналичить деньги с карточки. Ведь если я не сделаю этого сейчас, то потом меня легко можно будет вычислить по карточке. Или отец в гневе может заблокировать мою карту. А так и деньги всегда под рукой, и проблем с моим местонахождением не будет.
Сделав все что запланировал, я с чистой совестью пошел домой собирать вещи и посмотреть в интернете хотя бы приблизительный маршрут моего дальнейшего следования.
Но рассчитать маршрут я не успел, вернулся Алекс. Поэтому, отъезд пришлось отложить еще на день. Весь вечер мы проговорили, как в старые, добрые времена. И уже за полночь разошлись по своим комнатам. А перед сном я отдал другу вторую связку ключей.
- Зачем они мне? - удивился друг и как-то подозрительно на меня посмотрел.
- Ну, ты ведь пока поживешь у меня. Поэтому, чтобы не звонить в дверь, а сразу открыть. А то вдруг меня не будет дома.
- А где ты будешь? - подозрение стало усиливаться.
- Алекс, не только тебе надо ходить в учебное заведение, но и мне не мешало бы там наконец появиться, - попытался я унять его подозрения.
- Да, извини, я не подумал. Хорошо, давай свои ключи, - тут же согласился он, глядя на то, как я начинаю злиться.



Забрав то, что я ему отдал, он ушел в свою комнату. А я решил залезть в интернет. Просмотрев всевозможные города, я остановился на одном. Город большой, шанс затеряться просто огромный, а самое главное, там был институт, который мне подходил по всем параметрам.
Вот теперь наметив маршрут и все для себя решив, я со спокойной совестью лег спать. А написать записку другу и родителям я могу и завтра перед отъездом когда друг уйдет на занятия.

Глава 6. Новое место жительства.

По-тихому слиняв от Алекса, я написал записки и другу, и родителям. Прикрепив обе свои писульки на холодильник, чтобы сразу при в входе в кухню, они бросались в глаза. В записках я настоятельно просил меня не искать. Когда устроюсь, я сам позвоню. А перед Алексом я очень сильно извинялся за то, что не смогу его полюбить так, как он хочет. Он для меня навсегда останется только близким другом, братом, которого я очень люблю и ценю. А еще я поблагодарил его за свое спасение.
Закончив со всеми насущными делами, я еще раз проверил все что взял, чтобы ничего не забыть. Окинув последний раз свою уютную и, ставшую такой родной, квартиру, я с чистой совестью и спокойной душой вышел за дверь.




Выведя своего красавца из гаража, я задал нужный маршрут и поехал в неизвестность. По радио играла музыка в такт которой я и подпевал. На душе было легко и спокойно. И я ничуть не жалел о принятом решении. Теперь меня волновал тот момент как устроиться с относительным комфортом, но при этом не выдать своего финансового состояния. Как-то мне уже не хочется быть легкой наживкой для желающих поживиться за чужой счет. Поэтому я прекрасно понимал что и от навороченного телефона мне придется избавиться, то есть отложить до лучших времен, и своего красавца оставить где-нибудь в гараже, который придется снять. Но такие мелкие трудности меня уже не волновали.
Приехав в город N, который я для себя выбрал, я сразу же купил рекламку и прошелся по объявлениям о найме и квартир, и гаражей. Даже в этом немаленьком городе моя машина приковывала к себе взгляды проходящих людей. Поэтому, для начала, я решил найти гараж, чтобы не светится больше чем нужно.




И мне улыбнулась удача сразу по двум направлениям. Я нашел квартиру и тут же к ней прилагался бонус в виде гаража. Очень удобно, что меня вполне устроило. Недолго думая, я связался с хозяевами сего объявления. На мое счастье, квартира была пока свободна. Как я потом узнал, по меркам данного города, эта сумма за съем, была слишком велика, поэтому ее никто не хотел снимать. Но для меня, столичного жителя, который может за один день потратить месячную сумму съема квартиры, это был мизер.
Договорившись с арендодателями, я сразу же поехал смотреть свое новое жилище. Хозяйка, молодая девушка, увидев на какой машине я приехал, сразу же решила взять меня в оборот. Но, глядя на нее и испытывая какую-то самому непонятную брезгливость, я ясно дал понять девушке, что шансов у нее ноль целых, ноль десятых, то есть совсем никаких. Это ей не очень понравилось. Судя по всему, она считала себя неотразимой настолько, что любой готов был пасть к ее ногам. Но со мной этот номер не прошел. Чтобы не сильно обидеть девушку, я рассказал ей сказку, что я однолюб, а моя любовь попала под машину и погибла. Поэтому ни на кого другого я смотреть не могу. Во всяком случае, ближайшие три-четыре года так точно. Моя сказка ее устроила, она даже пустила слезу, но ко мне больше не приставала и глазки не строила. А это для меня главное.



Что я могу сказать, конечно до той квартиры что у меня была, этой далеко, как до луны пешком. Но за неимением лучшего и этот вариант оказался довольно приемлемым. Двухкомнатная квартира, с просторной кухней, а самое главное для меня, полностью меблированная. Естественно, что постельное белье я решил сходить и купить самостоятельно, хотя хозяйка не могла понять почему я не хочу воспользоваться предоставленным, ведь оно чистое, выстиранное, выглаженное. Но я ей попытался объяснить что в плане личных вещей я слишком брезглив и ничего не могу с собой поделать, это мне передалось от родителей. У них в машине всегда имеются два, а то и три комплекта постельного белья, ведь никто не знает, когда их вызовут в поездку, а спать в отелях на их собственности они не желают, вот и таскают с собой. Так и я, эта брезгливость передалась и мне. Ничего не могу с собой поделать. Девушка настаивать больше не стала. Кто же виноват что ей попался такой постоялец со своими тараканами в голове. Поэтому, отдав мне ключи от квартиры и от гаража, она ушла, предоставив меня самому себе.



Осмотрев свое новое жилище на ближайшие, как минимум, три года, я решил, что жить можно. Могло быть и хуже. Да, вот такой я стал пессимист. Закончив с осмотром, наметив список необходимых покупок, я отправился в магазин.
Купив все необходимое,не забыв притом и про смену телефона и новой сим-карты, старую я сразу же переломал пополам и выбросил, я, поставив своего красавца в гараж, занялся обустройством жилища. Провозился я до поздней ночи, но результат того стоил. И уставший, но довольный, я лег спать.
Утром, одевшись попроще и понадеявшись на то, что немногие смогут отличить вещи известных кутюрье от обычных подделок, продающихся даже в их дорогих бутиках, я взял документы и направил свои стопы в институт.
Придя к директору и отдав ей свои документы, которые она сначала не хотела даже смотреть по причине слишком большого количества студентов, но потом все же решила глянуть краем глаза. И вот тут последовала именно та реакция, на которую я и рассчитывал.
- Вот это да. Но почему вы с такими результатами решили сменить один из самых престижных ВУЗов столицы на наш? - поинтересовалась она и ее глаза аж загорелись.
- Я переехал, а так как ваше учебное заведение мне как нельзя подходит в плане образования и престижности, то я и решил прийти к вам. Но если у вас уже не осталось мест, то я пойду в другое учебное заведение, где меня с такими результатами заберут с руками и ногами, - решил понаглеть я.
- Ну что вы, молодой человек, зачем вам куда-то идти? Конечно же мы примем вас, у нас как раз есть одно бюджетное место. Мы вам его и предоставим, - тут же замахала руками дама, отговаривая меня от необдуманного шага, такого как уход в другой институт.
- Хорошо, когда я могу приступить к учебе?
- Да, прямо сейчас. Идемте, я отведу вас и познакомлю с вашей новой группой, - подскочив со стула, она тут же изъявила желание сопровождать меня лично.





Войдя в аудиторию, директор меня представила, а я в этот момент столкнулся с двадцатью двумя парами глаз, которые меня детально осматривали. И если сначала было какое-то радостное предвкушение, то по мере осмотра моей одежды, да я выискал в своем арсенале вещи, которые хотел выбросить еще года четыре назад, да все руки не доходили, и вот сейчас они мне пригодились, выражение их лиц стало меняться. Оно было у всех разное: у кого-то откровенно брезгливое, у кого-то просто кислое, что не оправдал их надежд, а у некоторых, но их оказались единицы, просто равнодушное, что меня немало порадовало. Значит, для этих социальный статус роли не играет. А это значит, что есть возможность подружиться. А вот к этим, с брезгливым выражениям лучше не подходить, сразу видно, детки богатеньких родителей, ничего из себя не представляющих, но мнящих себя выше крыши. Да уж, самомнение на грани фантастики, мажоры и снобы, всегда таких терпеть не мог. Так ведут себя только люди с кучей комплексов.


Обведя еще раз всех присутствующих взглядом, я заметил парня, который сидел один. А в его сторону неслись даже не брезгливые, а откровенно ненавидящие взгляды. Присмотревшись к парню, я направился к нему. Что я могу сказать, парень как парень, ничего особенного. Светло-русые волосы забраны в хвост простой резинкой, которой деньги перетягивают, одежда слишком поношенная, но чистая и опрятная, на носу отвратительного вида очки. Да, видок конечно непрезентабельный, но меня никогда не смущал внешний вид тех с кем я собирался подружиться. И тут меня что-то зацепило, но, как всегда у меня позднее зажигание, и что именно зацепило, какое-то несоответствие, я понять не мог. Поэтому еще раз стал осматривать парня. Мой взгляд споткнулся на его одежде. Вот же мать его за ногу, а мальчик-то не так прост как хочет показаться. И если бы я сам не прибег к такому же фокусу, ни в жизнь бы не догадался. На нем были вещи такие же как и у меня, моих любимых модельеров.
- Ну что, насмотрелся? - отвлек меня от размышлений довольно приятный голос, в котором звучала холодная неприкрытая издевка и неприязнь.
- Насмотрелся, - ответил я, продолжая рассматривать парня.
- И что ты интересного там увидел, что твои глаза стали размером с блюдце? - не смог удержаться от вопроса он.
- Да так, ничего особенного, если не считать того, что ты удачно замаскировался, - решил я поделиться своими наблюдениями.
- О какой маскировке ты глаголешь? Я и не собирался маскироваться, я-это я, какой есть, - попытался убедить меня в ошибочности мнения парнишка.
- Ага, это ты этим снобам и мажорикам расскажи. А я отличить вещи от "Армани" пока еще в состоянии, - заулыбался я, видя как у парня меняется выражение лица.
- Откуда ты узнал? - тут же поинтересовался он.
- Ты идиот или прикидываешься? На мне такие же. И если бы сам не проделал такой же трюк, то не догадался бы.



Он ухмыльнулся и более внимательно посмотрел на меня.
- А ты не так прост, как хочешь казаться, - улыбка осветила его лицо.
- Так же как и ты, - не остался в долгу я.
И тут выражение его лица поменялось на озабоченное и он, смотря мне прямо в глаза пронзительным взглядом, спросил:
- Ты в бегах? Скрываешься от кого-то?
- Ты, судя по всему, тоже, - ответил я.
- Хм, похоже у нас одинаковое положение. И я не удивлюсь, если и причины будут одинаковыми, - в раздумьях произнес парень.
- А у тебя какая? - тут же поинтересовался я.
- Предательство.
- ?
- Смотря на тебя можно сделать вывод, что и у тебя такая же, - резюмировал он.
- Ты абсолютно прав, причем на почве денег, - согласился я с его предположением.
- Это и так понятно, мог бы и не говорить.




А потом протянул мне руку для пожатия.
- Меня Ник зовут, я думаю что мы с тобой подружимся.
- А я-Тема. И я с тобой согласен, будем дружить, - ответил я, пожимая протянутую руку.
Наше общение мы решили продолжить после учебы, так как на нас стали коситься преподаватели. На последней паре была контрольная. На ее выполнение были даны две пары, но и я, и Ник справились с ней за сорок минут. Потом, не сговариваясь, мы одновременно встали из-за своих мест, чуть не засмеявшись такой синхронности, и понесли свои результаты на стол к преподавателю. То, что он удивился, это мягко сказано, поэтому, глядя на меня, он спросил:
- Соколов, вы тоже уже все решили? Ладно Туров, он у нас гений, а вот как вы так быстро справились?
- Да здесь нет ничего сложного, у меня была курсовая по этой теме в прошлом институте. Поэтому это я все знаю. Тем более, вас разве не предупредили, что я иду на красный диплом?
- Нет, никто ничего не говорил, но наверное еще скажут, - разглядывая меня с головы до ног, произнес преподаватель.
- Я в этом не сомневаюсь. А теперь мы можем быть свободны?
- Да, конечно.




Выйдя из аудитории под неприятные шепотки учащихся, мы решили пойти в какое-нибудь кафе, но расположенное подальше от ВУЗа, чтобы не возникало некоторых вопросов. Например откуда у бедных студентов деньги на походы в кафе. Пришлось проехать несколько остановок на автобусе. И вот наконец мы увидели то, что искали. Довольно милое, уютное кафе, где можно было и перекусить, так как мы что-то проголодались.
Войдя внутрь, мы нашли столик в самом дальнем углу, сделали заказ, который нам принесли довольно быстро и стали молча поглощать еду. Разговор начинать никто из нас не спешил. Да и говорить что-то о себе пока не хотелось. Я его знаю как говорят "без году неделю", поэтому на откровения меня не тянуло. С ним мне кажется, происходило тоже самое. Но сидеть молча было как-то некомфортно, нужно было о чем-то говорить и я завел безобидный разговор об учебе. Он охотно поддержал заданную тему и поделился со мной всеми нюансами, происходящими в данном заведении.



Плавно разговор перетек на наличие друзей. Ник сказал что у него их нет, что настоящей дружбы не существует и он в нее не верит. Разубеждать в чем-то убежденного человека не имело смысла, вот и я не стал, только сказал, что в прошлой жизни у меня остался друг, который всегда мог прийти на помощь и которому я мог доверять на все 100%. Глядя на то, как я рассказываю об Алексе, он задал вполне закономерный вопрос:
- Тогда почему ты сбежал, если тебя было кому поддержать в трудную минуту?
- Я на тот момент не хотел никого видеть и начать жизнь сначала,- попытался как-то слукавить я, не раскрывая всей правды.
- Нет, видимо произошло еще что-то, что ты не захотел видеть именно своего друга, - вот же ж, блин, догадливый какой.
- Какие мы проницательные. Может и произошло, но я не хочу об этом говорить.
- Как хочешь, только здесь есть только один вариант развития событий: твой друг от тебя чего-то захотел, а ты не смог ему этого дать. Ведь я прав? - да уж, в логическом мышлении ему не откажешь.
- Прав, - с тоской пришлось признать мне, - но я больше не хочу об этом говорить. А что насчет тебя?
- Прежде чем мы начнем говорить обо мне, ты мне скажи, как ты относишься к геям? - тут же задал мне вопрос Ник.
- А почему тебя волнует этот вопрос?
- Тебе никогда не говорили, что отвечать вопросом на вопрос, по крайней мере, не прилично. А если спрашиваю, значит- надо.
- Ну, ладно. Нормально я к ним отношусь. Потому, что сам такой же. Устраивает ответ?
- Более чем. Меня предал любимый человек, потому, что я отказался идти у него на поводу и спонсировать все его запросы, - кратко рассказал парень, а я просто поразился, насколько наши истории похожи, как под копирку писанные.
- И сколько вы пробыли вместе?
- Год.
- А мы три. Только у меня никто ничего не просил, рассчитывая не на мелкие подачки, а на более крупные, - открыл я часть правды.
- Знаешь, у меня Егор тоже не сразу стал выпрашивать подарки, а спустя несколько месяцев, - от этого имени я чуть не подавился.
- Ненавижу это имя. Так звали любовника парня, с которым я жил. А ты его просто поставил перед фактом, что больше не дашь денег, и он ушел? - тут же поинтересовался я.
- Не все так радужно, как кажется. Я застал его со Стасом, его любовником и моим одногрупником, - все, я уплыл в неведомые дали, просьба не беспокоить.
- В... каком...институте...ты...учился? - запинаясь через каждое слово от сдавившего меня дыхания, спросил я, а когда услышал ответ, на меня напал ступор, ведь именно там учился Стас. И получается что Егор, любовник Стаса, был его парнем.



А теперь мы, попавшие в одинаковую ситуацию, только с разными последствиями, сидим здесь в одном городе, в одном кафе, за одним столом. Как это можно назвать, как не шутки судьбы. Я настолько задумался, что не слышал, как меня несколько раз окликал Ник. И только когда меня дернули за руку, я наконец очнулся.
- Ты чего как по голове ударенный сидел? Еле-еле до тебя достучался. Что я такого сказал, что ты уплыл в нирвану?
- Стас был моим парнем, - на одном дыхании выпалил я, смотря как меняется выражение лица собеседника. И тут в ступор впал уже он, но не надолго. О чем-то подумав, Ник изрек:
- Значит нам действительно суждено подружиться, раз уж так карта легла. Тем более, на романтические отношения ты сейчас явно не настроен, что меня больше всего устраивает.
- Даже если бы тебя и не устраивало, то я все равно не смог бы испытывать к тебе каких-то чувств. Ты меня извини пожалуйста, но ты в зеркало давно смотрелся? Ты в любом случае не в моем вкусе. И извини, я не хотел тебя обидеть, но ты ведешь себя так, как-будто весь мир должен быть у твоих ног, - выпалил я на одном дыхании.
- Хм, да я и не обиделся. Только одна просьба: смотри не передумай, впоследствии, - тут же предупредил меня Ник, а я, честно говоря, удивился такой просьбе.
- Да уж, не передумаю.



Пообщавшись еще часа полтора, мы наконец разошлись по домам. Я весь вечер думал об этом парне. Хотел бы я иметь такое самомнение как у него. Вроде невзрачный, неухоженный, конечно, кое-что - это часть маскировки, но ведь невозможно скрыть красоту, если таковая имеется. Хотя для меня внешняя красота никогда не стояла на первом месте, главное - красота души. А вот с этим мне еще предстоит разобраться, общаясь с Ником. То, что он интересный собеседник, я уже понял, и то, что ему от меня ничего не надо, тоже видно невооруженным взглядом. Поэтому я принял решение, что раз уж мы собрались дружить, то принимать я его должен таким, какой он есть.
О том, чтобы заводить какие-то романтические отношения тоже речи быть не могло, я еще от прошлых не избавился. И теперь просто никому не смогу верить, тем более, что мысль о чужих объятиях вызывала глухое раздражение. Поэтому остается только дружба. А со временем, будет видно.

Глава 7. Потрясение.

В институте, после того как мы с Ником сдружились, началась травля. И если на него просто смотрели с ненавистью, то меня каждый старался зацепить. Но я хоть и ростом не вышел, но отпор всегда дать смогу и не только кулаками, но и словами, а это многих раздражало. Несколько раз меня поджидали после пар, чтобы отделать по первое число. Но рядом всегда находился Ник, поэтому мне везло. Как мне потом сказал один из ребят, с которым мы более-менее общались, так как он оказался не сыном местной аристократии, что Ника боятся, потому что он, оказывается, мастер рукопашного боя. Еще в самом начале как он пришел, на него пытались наехать за то, что он не такой как все, то есть, сам нищий, а мнит из себя слишком много. Но он не стал никому доказывать что породу не пропьешь, она или есть, или ее нет, третьего не дано. И когда на него попытались наброситься местные корольки в количестве пятерых штук, то он их отделал по самое не горюй. Вот после этого к нему и боятся подходить.



Некоторые, которые хотели как-нибудь посильнее унизить, называли нас педиками, но на таких мы вообще внимания не обращали, как правило, это был кто-нибудь из шавок этих корольков. А на убогих грех обижаться. А вот учиться нам никто не мешал. Учителя, хотя и кривились от "убожеств", как они нас называли, но нашим знаниям нарадоваться не могли.
Каждый вечер мы с Ником ходили изучали новый город. То что он был красивым и с кучей достопримечательностей нас вполне устраивало. Как оказалось впоследствии, наши вкусы совпадают практически во всем. Я даже однажды пошутил:
- Нам даже поспорить не о чем, так как мы и мыслим одинаково, и вещи нам нравятся одинаковые, и интересы тоже.
- А зачем нам спорить. Ведь любой спор, в конечном итоге, предполагает ссору, а ссориться мне не хочется, - тут же ответил он.
- Почему сразу ссору. Можно ведь просто поспорить. Ты мне будешь доказывать, что черное-это красное, а я тебе буду говорить, что это зеленое, а в итоге мы сойдемся на том, что это все таки черное, - попытался я перевести все в шутку.
- Интересный у тебя подход к спорам.
- Ага, мы с Алексом так часто затевали такой шуточный спор. Зато потом весело было, - стал рассказывать я.
- Ты мне так и не скажешь из-за чего ты от этого своего Алекса сбежал? - задал давно мучающий его вопрос Ник.
- Я не сбегал, просто уехал. Он меня слишком опекал. А я ненавижу навязчивую опеку, - попытался увернуться я от правды.
- Я чувствую что ты темнишь, но если не хочешь, то не говори, - не стал настаивать парень, но видно было, что интерес остался.




Очень часто, когда я пытался выяснить кто его родители, он мне постоянно говорил, что обычные, среднестатистические банковские служащие. Но хотя мне и не нравилось такое недоверие, но крыть мне было нечем, я ведь тоже правды не говорил. Правда я сказал, что мои родители работают в органах. То, что там только мама, я не распространялся.
Вот так и прошел почти весь учебный год. Всем снобам и мажорам надоело нас травить, потому что мы не обращали на них внимания и забава у них не удалась. Вот и отстали. Третий курс мы закончили, как и ожидалось, на "отлично".
Летом, собрав толпу единомышленников, мы отправились в поход. Пошло нас десять человек. Все видимо привычные к жизни в походных условиях, а вот нам с Ником пришлось туго. Да, не рассчитали мы свои возможности. Но раз уже пошли, пришлось как-то приспосабливаться. Это еще хорошо, что взяли с собой всяких мазей и спреев от насекомых, иначе бы точно повернули назад. И, скрепя зубы, мы все же выдержали эту пытку под названием "походный отдых", но вот ходить еще раз зареклись. Я не знаю, как мы смогли выдержать целых два месяца, это останется загадкой. Но оставшийся месяц лета мы больше никуда не совались. Сидели тихо-мирно дома или у меня, или у Ника, чтобы не нарваться еще на каких-нибудь энтузиастов.



Но просто сидеть было скучно, поэтому я попросил Ника позаниматься со мной и обучить приемам рукопашного боя, на что он с радостью согласился. Так и начались наши занятия.
В один из вечеров, когда наши тренировки затянулись, Ник решил не тащиться домой на ночь глядя, а остаться у меня. Я первым принял душ, чтобы успеть перед сном попить чай, потому что Ник терпеть не может есть перед сном, и когда кто-то это делает его раздражает. Поэтому, чтобы не нервировать его лишний раз, я решил это сделать в то время, пока он будет в душе. Попив чай и помыв за собой чашку, я направлялся в комнату, предварительно успев расстелить ему диван в гостиной. Подходя к ванной, через которую мне, в любом случае предстояло пройти, я чуть было не врезался в открывшуюся в это время дверь. Из душа вышел Ник, завернутый в одно полотенце. Я невольно залюбовался его телом, даже несмотря на лицо. Но долго мне рассматривать его не дали. Он постарался быстрее уйти спать, только на ходу пожелав мне спокойной ночи.
А мне полночи в голову лезли всякие непристойности. Но я пришел к выводу, что это от элементарного недотраха. Ведь у меня уже год не было секса. И из-за этого я чуть было не набросился на Ника. Надо постараться держать себя в руках, а то ведь такими темпами недолго и дружбу потерять, тем более, помниться, я ему говорил, что он не в моем вкусе. А теперь первым и набрасываюсь на него, не пойдет. Надо срочно выбросить весь этот бред из головы. С такими мыслями я и постарался уснуть. Что у меня хоть и вышло, но с большим трудом и не скоро.




Перед началом учебного года нам сообщили, что приезжают из Москвы инвесторы и комиссия для повышения, а следовательно и проверки нашего института. Его хотят переквалифицировать в университет. Поэтому всех учащихся настоятельно просили повторить весь пройденный материал, чтобы в случае профподготовки при опросе не ударить лицом в грязь. При всем при этом, преподавателям ничего не оставалось, как выдвинуть нас с Ником, как лучших учеников, для защиты чести ВУЗа. А нам ничего не оставалось, как согласиться.
И вот настал тот праздничный день. Наши мажоры вырядились, как клоуны. Надели вещи по стилю несовместимые друг с другом. Смотреть на это было смешно. А про наших девиц я вообще молчу. Глядя на них, приходит ассоциация с девочками с трассы. Хотя они видимо, этого не понимают. Почему-то все особы женского пола, от мала до велика, считают, что чем короче длина юбки, тем это сексуальнее. Все это бред сивой кобылы. Мало того, что выглядит вульгарно, так еще и простора для фантазии не оставляет. Поэтому, это не только не красиво, а и где-то не приятно.
Вот и ждали мы эту комиссию, глядя на все то безобразие, которое нас окружало. Несколько девиц заметили наши взгляды. Но то, что смотрели мы на них без должного восторга, их задело. Вот они и решили на нас наехать.
- Что смотрите, нравимся? Только вот мы не про вашу честь, нищеброд.
- Да там и нравиться-то нечему. Безвкусицей никогда не страдали, чтобы глаза ломать на похабщине, - не удержался я от колкости.
- Да что вы понимаете в истинной красоте? - тут же вызверилась одна из девиц.
- Это ты сейчас как ценитель красоты или как носитель оной говоришь? - поинтересовался я.
- Естественно, как носитель.
- Тогда нам действительно этого не понять, потому как красоты нигде не видим, только одну безвкусную вульгарщину, - ответил я ей, заставляя еще больше злиться и скрипеть зубами.
- Да вы... Да я...
- Всем тихо.



После этого возгласа нам пришлось заткнуться, так как увидели три машины, подъехавшие к воротам института. На несколько минут я отвлекся, мы с Ником намечали план дальнейших действий, проявили внимание мы только тогда, когда прозвучали наши фамилии:
- А сейчас я хочу представить наших лучших учеников: Соколова и Турова.
Выйдя из толпы собравшихся и подойдя к гостям и директору, мы с Ником как по команде, окаменели.
- Так, так, лучшие ученики, значит. Это радует, - начал один из приехавших.
- Конечно, очень способные ребята, - тут же подтвердила ректор.
- Я очень рад за них. Вот только один вопрос, - слащавый голос моего отца, а это оказался именно он, со своим партнером по бизнесу, дядей Сережей, который был и другом семьи, стал меняться на угрожающий, а это еще никого до добра не доводило, и меня в том числе, - вы на кого похожи? Ладно этот оболтус - бомж бомжом, но второй - еще хуже. У вас какой-то бал - маскарад?


Мы в это время хотели по-тихому слинять от разбушевавшегося папы. Вся толпа смотрела на него со страхом и не могла понять что он от нас хочет и почему орет. Его попыталась утихомирить директор, но естественно, безрезультатно. А мы в это время медленно, но верно продвигались к толпе, как вдруг сзади раздался громогласный окрик:
- Стоять!!!

И мы где остановились, там и застыли. Очень медленно и печально развернулись, я при этом успел только прошептать:
- Вот это мы попали.
- Согласен, - ответил мне Ник.



А толпа, глядя на нас ничего не соображала, но лица у всех были офигевшими, причем не только у студентов, но и у преподавателей, ведь и дураку ясно, что на незнакомого человека просто так орать не будут. Вывод: значит знакомы. Вот этот самый вывод и читался на лицах офигевшей толпы.

А папа в это время зря времени не терял. Он подошел к нам, взял обоих за скулы, покрутил в разные стороны и изрек:
- Значит так, вы оба, что бы через час я видел обоих в нормальном, презентабельном виде, а иначе...
- Я не брал с собой ничего презентабельного, чтобы не было искушения надеть, - сказал я, вырывая свою скулу из ручищи отца.
- И я не брал ничего, так что можете лицезреть нас в таком виде, - ляпнул Ник, на что мой папа ехидненько ухмыльнулся и поманил нас за собой, при этом говоря:
- По чистой случайности, у меня в машине твоя одежда, - и посмотрел на меня, - а у Сергея в машине-твоя, - это, обращаясь к Нику.
- Запасливые, - а это мы в один голос, на что мой папа рассмеялся, - спелись. В общем, время пошло.
- А машину дашь, - решил наглеть до конца я,- а то ведь за час не управимся.
- А твоя где, позвольте спросить, молодой человек?
- В гараже. Не хотел светиться. Так дашь?
- Вас отвезут, а вот приедете оба каждый на своей. Так как вас доставят только в одну сторону. А теперь-хватит болтать, вперед.



И мы пошли к машине. Водитель папы отвез сначала меня, а потом и Ника домой, не забыв при этом вручить нам нашу одежду. А сам развернулся и уехал.

Дома я сразу же отправился в душ смывать со своей головы всякие гели, муссы, которые нужны были для того, чтобы сделать волосы несильно ухоженными. И вот сейчас я с чистой совестью смываю с себя все это безобразие.

Вымывшись и уложив волосы, как я привык всегда делать, я переоделся, выгнал наконец из гаража своего красавца, как же я по нему соскучился, и поехал в направлении института. Каково же было мое удивление, когда с другой стороны, практически синхронно со мной, подъехала бугатти, тоже черная. А когда из нее вышел офигительный красавец, вот тут моя челюсть встретилась-таки с землей. Ник, а это был именно он, подошел ко мне, аккуратно вернул челюсть на место, и мы бок о бок пошли в направлении толпы, которая за это время, даже с места не сдвинулась. Вот только выражение лиц у них было, как любил говорить один небезызвестный персонаж: "все чудастее и чудастее". Как потом выяснилось: оказывается, папа, не откладывая дело в долгий ящик, позвонил маме и сообщил радостную весть, что нашлись две пропажи одновременно. И их сын, и сын дяди Сережи. А Ник, как оказалось и был тем самым сыном папиного партнера. Поэтому, не трудно предугадать реакцию всех присутствующих. Те, кого они считали нищебродом, оказались по положению выше их всех вместе взятых. А вот когда увидели две подъезжающие машины и выходящих из них парней, некоторым понадобилась скорая медицинская помощь. Впрочем, я могу их понять, сам же офигел, когда увидел Ника. Так это я его знаю, он, вроде как, мой друг, а для непосвященных-это чревато последствием. Вот их нервная система и дала сбой.



На нас вытаращились все, как-будто увидели инопланетян, хотя я подозреваю, что смотрели они все на Ника, ведь там было на что посмотреть, а я так, посредственность, чего во мне интересного.
Заметив нас, папа и дядя Сережа направились к нам.
- Вот теперь на людей похожи, а не на бомжей, - начал мой отец, - ты почему пропал?
- Я записку оставил вам с мамой.
- Читали мы твой опус, только ничего не поняли.
- А что не поняли могли бы у Алекса спросить. Он бы вам рассказал, - стал оправдываться я.
- Ага, от твоего друга проку было, как с козла молока. Ходил все время, как в воду опущенный и твердил, что это он виноват, что ты уехал.
- Глупости, ничего он не виноват. А чтобы все рассказать, может мы найдем другое место для обсуждения? - предложил я.
- Найдем конечно, должен же я знать как устроился мой сын, вот ты мне все и покажешь. Только скажи, ты возвращаться думаешь? - тут же поинтересовался отец.



Мы с Ником переглянулись и как обычно, синхронно, покачали головами в отрицательном жесте.
- Ну, что я говорил, спелись. Очень жаль, мне звонила твоя директор в истерике, что ты пришел и забрал документы, что никакой другой ВУЗ тебе не подходит в плане престижности, просила найти и вернуть обратно.
- Никуда я возвращаться не буду. Я останусь здесь.
А потом, дядя Сережа спросил у Ника:
- Что-то я не понимаю, ты же вроде как окончил свой ВУЗ. Так какого... ты здесь делаешь, да еще и на четвертом курсе и как тебе это удалось. Ведь как я понимаю, ты попросил директора написать в документах, что ты закончил только два курса. Зачем тебе это надо?
- Когда я уехал, то решил еще поучиться, так как из-за Егора многое пропустил, но идти учиться с первого курса мне было в лом, а на пятый переходить, могли бы возникнуть вопросы, вот и выбрал третий, как золотую середину. А убедить директора труда не составило. Кто как не ты должен знать, что деньги творят чудеса. Вон, даже Темкина директор не хотела его отпускать, потому что ты, дядя Саша, являешься главным спонсором. Поэтому мы остаемся здесь. Отношение здешнего контингента мы уже изучили, так что ничего нового не узнаем.
- Хорошо, здесь так здесь, - согласились наши отцы.
А потом, как будто что-то вспомнил, мой отец обернулся и, обращаясь к директору, проговорил:
- Уважаемая, я надеюсь вы не забыли для чего мы все здесь сегодня собрались. Так что не ловите ворон, а несите ваши документы на подпись. Мой сын и сын моего друга должны учиться в престижном заведении, пусть и заштатного городишки.
- Папа, прекрати сейчас же. Ты же знаешь, я не люблю когда ты так себя ведешь. Нам с Ником за этот год и так хватило снобов и мажоров. Поэтому не надо уподобляться таким как они, - стал упрекать я отца в его снобизме.
- Я же пошутил, а ты сразу с криками. Совсем одичал в своей самостоятельности. Даже мои шутки перестал воспринимать. Я надеюсь, ты больше не ударишься в бега, потому что я тебя нашел? - исправил положение отец.
- Нет, не ударюсь. Скажи, а ты Алекса уже успел проинформировать, что нашел меня?
- Даже если бы я и захотел это сделать, мне бы это не удалось.
- Почему? Папа не говори загадками. С ним что то случилось? - заволновался я.
- Только радостное событие. Алекс женился и на данный момент они с мужем отправились в свадебное путешествие, - от услышанной новости я обрадовался за друга.
- Ну слава тебе яйца, подожди, ты сказал с мужем?
- Ну да, а что тебя удивляет. Мы кстати думали, что из вас получится пара, но видно не угадали, - раскрыл отец их секрет.
Потом, видя мое кислое выражение лица и все по нему поняв, произнес:
- Или угадали, но все получилось не так, как мы думали. Я прав?
- Да, прав, но об этом мы тоже поговорим потом. И не здесь, - решив рассказать всю правду, сдался я.



С этим тоже отцу пришлось согласиться. И, закончив все свои дела, мы вчетвером отправились ко мне домой.
Дома, расположившись с комфортом, все сели и приготовились слушать. И я стал рассказывать. Мне было очень стыдно говорить такое, но я уже просто не мог носить это в себе. По мере моего рассказа, лица у все присутствующих покрывались гневом, и если бы вдруг эти двое оказались бы здесь, то их бы разорвали на мелкие кусочки. А потом я объяснил, почему действительно уехал. Да, Алекс был прав, я уехал, по большей части из-за него.
- Ты любил его, - не дав мне закончить пояснения, с какой-то непонятной грустью спросил Ник.
- Кого? Стаса? Да, любил, - ответил я.
- Нет, этого, своего Алекса, - поправился Ник.
- Конечно, любил, - Нику не понравился мой ответ, он как-то сник весь, а я продолжил, - как брата, но ему была нужна другая любовь, которую я не смог бы ему дать, даже если бы и захотел.


После окончания фразы, Ник прямо воспрял духом и задал вопрос:
- Почему?
- Глупый вопрос. Потому что я только что объяснял, что любил его как брата, а я как-то не сторонник инцестов. Вот почему.
Узнав как Алекс решил их наказать, папа решил сам лично проверить как проходит наказание. И этим он решил заняться сразу по приезде домой.
Разговаривали мы почти до трех часов ночи. И только когда глаза уже не воспринимали действительность, мы решили лечь спать. Ведь впереди нас ожидает опять новая жизнь, благодаря стараниям папочки. А какой она будет, это и предстоит нам с Ником выяснить в самое ближайшее время. А теперь - спать.

Глава 8. Ревность.

Отец и дядя Сережа пробыли у нас еще дня три. На утро еще и мамы приехали, так что две семьи были в полном составе. И, что самое интересное, расположились они все у меня. Правда родителей на ночь пришлось отправлять к Нику, так как места у меня на всех не хватило. Шутка ли, шестерым человекам расположиться в двухкомнатной квартире, тем более, что все любители комфорта.
В связи с этим, в институте нам дали три дня выходных. Вся администрация нас готова была на руках носить, а это и бесило, и раздражало, какие же у людей мелкие душонки, за то что ты имеешь деньги, ты можешь получить все что захочешь. А вот если бы мы попросили выходной будучи еще в "нищебродном" образе, фиг бы нам его кто дал.


Три дня пролетели как один, все же мы с Ником успели очень сильно соскучиться по нашим родителям. Поэтому, каждую минуту старались проводить вместе. Но наше общение подошло к концу. И я, и Ник оставили свои новые номера телефонов родителям для связи и они уехали. А у нас начались трудовые будни в новом амплуа.
Как мы и предполагали, отношение к нам резко изменилось. Теперь все очень хотели стать нам друзьями, подругами, любимыми девушками или парнями. Не было больше презрительных и ненавидящих взглядов, не было попыток ужалить или оскорбить. Было только нелепое подобострастие. Что неимоверно выбешивало, глядя на тщетные попытки завоевать наше расположение.


Мы, как и прежде, общались только между собой и теми ребятами, которые общались с нами, будучи замаскированными. А больше мы в свой круг никого не принимали. Все те размалеванные девицы, которые нами брезговали, теперь откровенно себя предлагали, но даже и без всех тех оскорблений, которые мы от них слышали, у них, в любом случае, шансов бы не было. Потому что Ник давно и прочно оголубился, а я, пусть и недавно и только с одним, но девиц уже терпеть не могу.
Так и проходили наши будни. По выходным мы выбирались куда-нибудь в бар или кафе, или клуб, и развлекались на полную катушку.
И вот как-то вечером, придя ко мне с очередной гулянки, Ник поинтересовался:
- Ну что, ты еще не изменил своего мнения на счет меня?
- А с чего ты вдруг интересуешься, закадрить меня решил? - попытался я шуткой выведать его отношение ко мне.
- Нет, напротив, вдруг ты в меня влюбишься, не хочу давать ложную надежду, - тут же парировал он, а я, признаться честно, немного растроился.
- То есть, если я в тебя влюблюсь ты мне сделаешь ручкой и пошлешь далеко и надолго, я так понимаю? - решил уточнить я.
- Ну что-то вроде того, - ответил он.
- Не переживай, ты по прежнему не в моем вкусе. Я не сплю с друзьями, - стал уверять его я, хотя сам думал по-другому.
- Прекрасно, тогда я завтра познакомлю тебя с одним из кандидатов на мою постель, - озвучил свои намерения Ник, а я очень постарался не подать вида, что меня это задело.
- И когда ты успел его закадрить?
- Ха-ха, долго ли умеючи. Я же ему не руку и сердце предлагаю, а всего лишь место в своей постели.
- Ладно, завтра, так завтра, а сейчас, я хочу спать, - в эту минуту мне очень захотелось остаться одному.



С этими словами я встал, развернулся и направился в свою комнату. Боковым зрением успев заметить какую-то хитрую улыбку друга, но не придал ей значения, только подумал что еще и издевается гаденыш. Да, я ему соврал. То, что я уже несколько месяцев люблю его, ему знать не надо. А то ведь с него станется, ведь и правда сделает ручкой. А так, хоть постоянно рядом находиться. Меня и это радует. Вернее радовало, потому что сейчас меня снедает жгучая ревность. Я ему значит не подхожу, а какой-то левый чувак - пожалуйста. Вот возьму и обижусь и разговаривать с ним не буду. А лучше, вообще уеду назад, домой. До конца четвертого курса осталось четыре месяца, но меня и посреди года возьмут, по этому поводу я не парюсь. Вот так я и размышлял, пока шел к себе в комнату. А потом до меня дошло, что Ник даже и не заметит моего отсутствия. У него будут его постельные грелки, которые не дадут ему скучать. Значит все, решено. Завтра же звоню отцу и прошу оформить перевод, но сначала, я все же познакомлюсь с бойфрендом Ника, который претендует на его постель.



Просидев целый день как на иголках, чем немало удивил и озадачил Ника, мы наконец отправились в бар для предстоящего знакомства. Я сделал морду кирпичом и в таком виде мы и вошли в бар.
За столиком к которому мы подошли, сидел парнишка, лет 17- 18. Русые волосы, большие, зелено-голубые глаза. И то, как он посмотрел на Ника, убедило меня в серьезности его намерений. Хотя до этого времени я все еще считал это не удачной шуткой.
- Привет, солнце мое, - обратился к нему Ник, - давно ждешь?
- Нет, я только что подошел. А это и есть твой друг, о котором ты рассказывал?
- Да, это он. Познакомься - это Тема, а это Даня.
- Знакомство состоялось, теперь я могу идти, не буду вам мешать. - с такими словами я уже развернулся чтобы уйти так как мне была неприятна и не выносима вся эта ситуация. Тем более, что мальчик был действительно миленьким и придраться мне было не к чему, но отпускать меня не захотели. Ник взял меня за плечо и развернул лицом к себе.
- Ты куда собрался, а выпить за знакомство?
- Я не настроен сегодня пить, тем более, что у меня еще есть дела на сегодня.
- Ни о каких делах ты мне не говорил. Что за они и почему я не знаю, - проявил интерес Ник.
- Я не обязан тебе докладывать обо всем. Ты же мне не сказал, что успел познакомиться с Даней и когда только успел, мы же вроде все время вместе.
- А мы и были вместе. Просто во время нашего знакомства ты отлучился в туалет, а мы в это время и познакомились, - ответил мне друг.
- Ладно, но зачем тебе я сейчас? Вам же должно быть хочется узнать друг о друге, а я здесь, явно не к месту, - попытался я вывернуться из хватки Ника.
- Что за глупости, ты всегда к месту, - продолжая удерживать меня, ответил друг.
- А в постель с ним ты и меня потянешь, раз я всегда к месту? - разозлился не на шутку я.



А когда он пытался что-то ответить, я просто развернулся и пошел к выходу, не став дожидаться его ответа. Выйдя из бара, я поймал такси и поехал домой. Про звонок отцу я благополучно забыл.
Через час раздался звонок в дверь. Открыв, я увидел Ника, который с беспокойством взирал на меня.
- Что? На мне появилось что-то новое, что ты на меня так смотришь?
- Да нет, просто пытаюсь определить твое состояние, - ответил на мой вопрос парень.
- С чего бы это? С каких пор тебя стало волновать мое состояние?
- Оно меня всегда волновало, ты же мой друг, вот я и беспокоюсь.
- А с чего у меня должно быть плохое состояние. Я, напротив, рад за тебя. Парень действительно не плохой и подходит тебе по всем параметрам. Да и смотрит на тебя как кот на сметану. Что тебе еще надо? - я все же увернулся от него.
- Но ведь тебе он не понравился.
- С чего такой вывод?
- Иначе ты бы не сбежал.
- Во-первых, я никуда не сбегал, а, повторяю еще раз, просто хотел оставить вас наедине, а во-вторых, парень не плохой, это я тебе уже говорил, и повторю еще раз, - вот чего он ко мне пристал?
- А какие такие дела у тебя появились, что ты мне не хочешь о них говорить? - решил узнать причину моего побега друг.
- Тебя это не касается. У тебя сейчас другие заботы, в которые я никаким боком не вписываюсь. Поэтому мои дела и мои заботы останутся при мне.
- Но ты же всегда делился со мной всем, - удивился Ник.
- А сейчас не хочу. И кстати, что ты так быстро оставил своего мальчика?
- Он расстроился из-за твоего поведения, поэтому весь вечер ныл, что он тебе не понравился.
- Так я сейчас еще и мальчику твоему должен угождать, чтобы, не дай бог, ненароком не обидеть? - со злостью произнес я, а у самого даже горло сперло от обиды.
- Не надо никому угождать. Веди себя так, как и всегда. Пусть они под тебя подстраиваются, а не ты под них.
- Ты для чего пришел, вообще? - мое раздражение било через край.
- А ты не рад? Я просто хотел тебя успокоить.
- Я спокоен, как удав. Да и с чего бы мне нервничать. А сейчас я иду спать. А ты - хочешь, оставайся, а не хочешь - вали домой. Может еще с кем познакомишься.
- Что на тебя нашло, ты какой-то злой? Если бы не знал твоего ко мне отношения, подумал бы, что ты меня ревнуешь, - заулыбался Ник, гдядя на мою обиженную моську.
- Больно надо. Я, если захочу, вообще вернусь назад, в Москву, в свой прежний институт, - ответил я.
- Даже и не думай. Я тебя никуда не отпущу, - с угрозой в голосе произнес друг.
- Ты и знать не будешь. Я выберу время, когда ты будешь занят своим мальчиком и уеду.
- А вот это называется - шантаж.
- Называй, как хочешь. Мне все равно.
- Может ты все же объяснишь мне, что с тобой происходит? - не отставал Ник.
- Я, кажется, влюбился, - решил признаться я, будь что будет.
- И кто он, - с угрозой в голосе прорычал Ник.
- Что за тон. Тебе значит можно заводить себе мальчиков, а мне нет? - вызверился я на него.
- Я к ним ничего не испытываю, тем более, у меня еще не было секса ни с одним из них.
- А чего ты передо мной оправдываешься. Я тебе всего лишь друг, которого не должно волновать количество твоих партнеров у тебя в постели.
- Ты для меня не просто друг, а самый близкий человек, которому я доверяю, как себе. И, вообще, не уходи от темы - кто он?
- Не скажу. Может, со временем, ты и узнаешь, но не сейчас.
- Ты с ним встречаешься? Он тебе отвечает взаимностью? Он тебя не обижает? - стал засыпать меня вопросами Ник.
- На все вопросы один ответ "нет". Он даже не знает, как я к нему отношусь.
- А почему не скажешь? - удивленно глядя на меня, поинтересовался парень.
- Не хочу пока. Меня и так все устраивает.



С этого дня Ник не отходил от меня ни на шаг, все еще пытаясь ненавязчиво выяснить о личности моего воздыхателя, но успехов не добился. Да и со своим мальчиком он тоже перестал встречаться, меня сей факт очень заинтересовал.
- Ник, скажи мне, а когда ты успеваешь проводить время со своим парнем, ты же всегда со мной?
- А тебя это не устраивает?
- Напротив, меня все устраивает, но все же, куда он делся?
- Он меня не устроил. Я не захотел с ним спать. Да и поговорить с ним не о чем.
- А ты в постели разговаривать собрался?
- Нет конечно, но ведь не молчать же после секса.
- Логично. И что, больше никого так и не нашел?
- Неа, да и желания нет, мне и с тобой неплохо.
- Ну спасибо на добром слове, - отвесил я ему шутовской поклон. А в душе порадовался, что хоть на какое-то время, но он будет только со мной.
Больше тема любовников не поднималась, но вот узнать имя моего избранника Ник так и не оставил попыток. И хотя и делал это ненавязчиво, но проговориться в мои планы не входило. Я же не хочу его потерять, а проболтавшись, нашей дружбе точно придет конец.
Перед летними каникулами, приехали наши родители, узнать где мы будем летом, но мы еще и сами не решили. Наши знакомые снова звали нас в поход, но от этого заманчивого предложения мы наотрез отказались. Нам вполне хватило прошлого раза. Больше быть кормом для насекомых нам не улыбалось. Поэтому, мы решили поехать вместе с родителями домой, а там придумать план "как провести лето".

@темы: С чистого листа, ориджинал