Персонажи: м/м
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Психология, Повседневность, POV
Предупреждения: Изнасилование, Секс с использованием посторонних предметов
Размер: миди
Статус: закончен

Описание:
к чему приводит подслушанный разговор? естественно к потере друга и сомнению в любви.

Глава 7

Сегодня 31 декабря, я приготовил Тиму подарок: золотая цепочка с подвеской, но ее особенность в том, что идет эта подвеска в паре, на одной изображен символ инь, на второй-янь. Эти символы как раз нам подходят, потому что они очень похожи на нас, ведь мы с Тимом такие разные: как день и ночь; как инь и янь. А еще я все-таки решился сделать Тиму подарок, которого он очень сильно ждал. Позвонив отцу, я договорился с ним что мы приедем второго января, на все каникулы. Отец рассмеялся и согласился.


Теперь мне нужно в магазин, решили отмечать у меня, поэтому нужно приготовить стол, мы решили что за продуктами иду я, а вот готовим мы вместе. Вот я и бегу в магазин, сломя голову, а то скоро уже придет Тим, а у меня еще даже ничего нет.
В магазине я очень долго выбирал, что мы будем пить, шампанское- это само собой, а вот что взять еще, я не знаю. Решил позвонить Тиму, узнать у него, может что посоветует.
- Тим, привет, - начал я.
- Ты куда пропал? Я тебя уже минут тридцать жду, - перебивая меня, заговорил Тим.
- Я в магазине, не знаю что выбрать, кроме шампанского. Что ты можешь предложить? - решил я посоветоваться с ним.
- Ты решил сегодня напиться? - удивился мой парень.
- Нет, но праздник же.
- Бери три бутылки шампанского и топай домой, я соскучился, очень хочу тебя увидеть. Так что шевели поршнями, - неприрекаемый тон резанул ухо, но я ничего не сказал на это.
- Уже бегу.



От его слов стало очень приятно на душе, и я чуть не растекся лужицей прямо в магазине, но вовремя сообразив, где я нахожусь, схватил 3 бутылки шампанского и побежал домой.
Не успел я войти, как меня сжали в таких родных и теплых объятиях, что я даже про пакеты забыл. Только когда загремели бутылки, я опомнился.
- Лучше помоги с пакетами, - отстраняясь от него с большим трудом, попросил я.
- Чем это лучше? Я хочу все время тебя обнимать и целовать, касаться тебя, ласкать, дышать тобой, - в ухо мне зашептал Тим, а я только и мог, что пытаться не завалить его прямо здесь и сейчас.
- Я тоже хочу, но сейчас, если ты заметил, у меня заняты руки, поэтому обнять тебя я не смогу, а очень хочется, - так же интимно зашептал я.
- А ты меня целуй, а обнимать я буду, - нашелся парень.
- Это что за несправедливость, тем более, ты не думал, что мне может быть тяжело держать пакеты, дай хоть на пол поставлю, - внес дельное предложение я, так как руки уже оттягивали тяжелые пакеты, а в штанах наметилось оживление, от которого становилось больно.
- Хорошо, идем на кухню, - решил таким образом проблему пакетов Тим.



Там мы разложили все в той последовательности, как и что мы будем готовить. И наша работа закипела. В перерывах мы обнимались и целовались, поэтому наша готовка продвигалась очень медленно, но и оторваться друг от друга мы не могли.
Только когда время приблизилось к десяти, мы поняли, что если не оторвемся друг от друга, то останемся голодными. Нам пришлось разделить наши обязанности: кто-то готовит, кто-то занимается уборкой. Так мы справились намного быстрее, и когда президент уже произносил речь, мы сели за стол. Под бой курантов мы подняли наши бокалы, и в унисон произнесли, не сговариваясь:
- За нас и за нашу любовь!



Выпив шампанское, я нашел губы Тима, и вовлек его в умопомрачительный поцелуй. Его язык лизнул мои губы, прошелся по зубам, а потом принялся вовлекать мой язык в игру. Но одного поцелуя нам оказалось мало и мы стали перемещаться в комнату, не прерывая поцелуя, раздеваясь тоже на ходу.
- Я хочу, что бы сегодня ты любил меня, - зашептал я Тиму.
От моих слов у Тима окончательно сорвало крышу, он зарычал как голодный зверь, дорвавшийся до желанной добычи и, подхватив меня на руки, понес в комнату.
- Я буду очень нежен, - уверил он меня и постарался ему поверить.

Глава 8

Тим бережно уложил меня на кровать, не прекращая целовать. Когда воздуха стало не хватать, он отстранился, помог мне избавиться от остатков одежды и разделся сам. Лег рядом со мной на кровать и руками стал исследовать мое тело, помогая мне избавиться от страха. От его манипуляций я стал по-немногу успокаиваться, тело постепенно расслабилось окончательно. Видя это, Тим начал меня целовать, вылизывая каждый сантиметр моего тела. Мне было очень хорошо, но хотелось чего-то большего.
Когда его язык прошелся по всей длине члена, а затем его рот заглотил меня целиком, я закричал от удовольствия. Когда в меня проник первый палец, я практически не почувствовал, так только легкий дискомфорт, но когда вошел второй - стало немного больно и неприятно. Но я старался не показать вида, не хотел чтобы Тим останавливался. Но когда вошел третий палец, слезы непроизвольно выступили на глазах. Но тут меня подбросило от удовольствия.
- Значит это здесь, - самодовольно улыбнулся парень.
- Ах... хочу... еще так, - сквозь стон попросил я.
- Я больше не могу терпеть, хочу тебя, - крышу у парня стало срывать от такой вседозволенности, но я ничего против не имел, так как и сам был уже на пределе.



Смазав себя, Тим стал медленно входить, давая мне время привыкнуть к нему. Было очень больно, возбуждение стало постепенно сходить. Но, войдя до конца, он какое-то время не двигался, целуя мне шею, скулы, тем самым отвлекая от боли, которая постепенно стала сходить, а может я просто привык к ней, но я двинулся, побуждая его к действию. Тим стал двигаться сначала медленно, постепенно наращивая темп. Наши тела слились воедино, по комнате раздавались стоны и было не ясно где чьи, но ведь это не важно, когда хорошо двоим.


Я почувствовал приближение оргазма, причем даже не притрагиваясь к себе. Мне казалось, что я парю высоко-высоко, так мне было хорошо. И чего спрашивается, я раньше боялся? Но теперь, узнав и попробовав все на себе, я понял что мне обе позиции нравятся одинаково.
Кончили мы, практически одновременно, Тим отстал от меня, буквально на несколько секунд. Я даже на какое-то время выпал из реальности. Придя в себя, я услышал, что Тим у меня что-то спрашивает:
- Пришел в себя? Ты отключился.
- Это было великолепно, мне понравилось, - вовлекая парня в поцелуй, только и смог прошептать я.
- Да, ты прав, это было действительно великолепно. Я очень надеюсь, что теперь мы будем меняться позициями, - с надеждой глядя мне в глаза спросил Тим.
- Конечно, страх полностью исчез, теперь я знаю какое удовольствие ты испытывал и тоже хочу периодически ощущать подобные чувства, - стал с жаром уверять я.
- Я очень рад, что тебе понравилось, а теперь мы идем в душ, - расплывшись в улыбке чешира, Тим подхватил меня на руки.
- Мне лень, хочешь - неси меня, - удобно устраиваясь у него на руках, но немного кривясь от боли в пятой точке, проинформировал я.
- С радостью, я готов всегда носить тебя на руках, - вот такая перспектива мне очень даже нравится.
- Смотри, договоришься, обнаглею, с рук не слезу.
- Нашел чем пугать, я и не против.



Взяв меня на руки, он понес меня в душ. Но, так как у меня болела попа, то Тима из душа я выгнал, зная, что если он задержится рядом со мной, то одними обнимашками мы не обойдемся.
Наскоро обдавшись, я присоединился к Тиму и мы решили идти на улицу, запускать фейерверки, ведь Новый год как-никак, а какой Новый год без фейерверков? Сказано - сделано, мы оказались не одни желающие. Во дворе было много людей, все смеялись, веселились на полную катушку. И мы к ним присоединились. Остаток ночи прошел за шутками, смехом, весельем. Домой мы пришли раскрасневшиеся, замерзшие, но довольные. Новый год удался на славу, мы очень рассчитывали на то, что таких праздников у нас будет еще много.

Глава 9

Первый день Нового года мы почти проспали, из кровати выползли только под вечер. Решили собраться и подготовиться к отъезду, ведь мы договорились с отцами провести десять дней каникул с ними. Собирались мы сначала у меня, взяли все необходимое, что могло пригодиться и в дороге, и дома, а затем поехали к Тиму на квартиру. Пробыли мы у него недолго, а вернувшись домой, решили посмотреть фильм, так как спать никто из нас не хотел, выспались за день. Включили комедию, и до двух часов ночи смеялись как ненормальные. Но все-таки организм стал требовать отдыха.


Утром проснувшись, мы перекусили и поехали. Дорога была пуста, поэтому доехали мы быстро. Папы нам очень обрадовались, но и без шуточных подколов не обошлось.
- Как доехали, в дороге вас ничего не задержало? - поинтересовался отец Тима.
- А что нас могло задержать в дороге? - сразу же удивился я.
- Ну, например, незапланированные остановки, - засмеялся мой отец, а я покраснел от его предположения.
- Мы нигде не останавливались, - получилось как оправдание.
- Вы все делали на ходу? - удивился отец.
- Что мы могли делать на ходу?
- Ну, например, минет, но на ходу его делать не рекомендуется, теряется концентрация водителя, а это приводит к пагубным последствиям, - все, блин, я в ауте. Папуля головой тронулся.



- Да ну вас, ничем мы не занимались, хотели воспользоваться пустой дорогой и приехать быстрее, - видя мой ступор, ответил Тим.
- Ну- ну, так мы вам и поверили. Вы же как кролики, только и делаете, что ищете горизонтальную, ну или на крайний случай, вертикальную, поверхность, - засмеялся его отец.
- А вы завидуйте молча, поставив точку в разговоре, Тим обернулся ко мне, обнял и повел в комнату, распоковывать вещи. Но еще несколько минут мы слышали смех родителей.



Каждый день мы все вместе куда-нибудь ходили. Мы обошли все музеи, выставки, а спустя пять дней походов, решили сходить в кинотеатр на какой-то нашумевший блокбастер. Настроение у всех было приподнятым, мы отдыхали и телом, и душой. И все было бы хорошо, но Тиму позвонил Кир. Что он ему говорил, осталось тайной за семью печатями, но после этого звонка Тима будто подменили. Он перестал улыбаться, стал мрачнее тучи, а на все вопросы о том, что могло случиться такого, что он ходит, как в воду опущенный, он неизменно отвечал, что все в порядке и он со всем сам разберется. Это угнетало, однако. А когда на протяжении оставшихся пяти дней, Кир позвонил еще трижды, здесь уже я не выдержал и набрал своего друга.
- Привет, Кир. С праздником тебя, - начал я с поздравления, друг как никак.
- Привет. И тебя. Вы куда пропали?
- Мы решили съездить к отцам, отдохнуть, развеяться, - а то он не знает где мы.
- А меня не могли с собой взять, я бы тоже проведал своих, - в голосе Кира зазвучала обида.
- Знаешь, мы вообще-то тебе не няньки, а ты мог сам прекрасно доехать или тебе нужно именно наше сопровождение,- высказал я, начиная злиться.
- Ладно, не злись, это я к слову сказал. Ты что-то хотел или решил просто позвонить, чтобы поздравить? - пошел на примирение друг.
- И то, и другое. Ответь мне, пожалуйста, дорогой мой друг, какого хрена ты названиваешь моему парню и портишь настроение. И, кстати что ты ему там втираешь, что у Тима пропадает настроение после разговора с тобой? - решив не тянуть кота за хвост, приступил я к тому, ради чего и звонил.
- Это пока тебя не касается. Но обо всех наших с Тимом секретах ты в скором времени узнаешь самым первым - это я тебе обещаю, - не понравился мне тон Кира, ой как не понравился.
- А почему сейчас не можешь сказать, и с каких пор у тебя появились от меня секреты? - решил я все же попытаться выведать правду.
- С тех самых, когда эти секреты стали касаться непосредственно тебя, - это что еще за загадки появились?
- Ты меня заинтриговал. И когда я все узнаю?
- Очень скоро.



На этом наш разговор закончился, но он не привнес не только ясности, но еще больше запутал и в мыслях появилась сумятица. Поэтому я пока не стал особо заморачиваться, ведь Кир говорил что я все узнаю очень скоро, вот и будем ждать этого "скоро".
Пробыв оставшееся время дома, ничем конкретным не занимаясь, мы уже соскучились по учебе. Да и время пребывания подошло к концу, пришло время отправляться обратно. С каждой минутой, приближающей нас к месту нашей учебы, Тим становился все мрачнее. И если раньше он хоть пытался казаться учтивым, то теперь он все время молчал, никак не реагируя на мои слова. Но самое поганое произошло, когда мы приехали домой. Я собирался загонять машину в гараж, когда услышал наконец голос Тима.
- Я сегодня поеду к себе, мне надо выспаться, - ни фига се заявочка.
- А у меня ты не можешь спать? - с обидой в голосе, спросил я.
- Мне еще нужно подготовиться к универу, а то я ведь до сих пор учебники не перевез к тебе, - попытался отмазаться Тим.
- Хорошо,но может я тебя отвезу? - внес я дельное предложение.
- Нет, спасибо, я сам доеду, тем более здесь недалеко, - в категорической форме отказался мой парень, а у меня в душе стала разворачиваться ревность и недоверие.
И он ушел. А я так и остался сидеть в машине. Из раздумий меня вывел звонок телефона, посмотрев на звонившего, я без раздумий ответил:
- Привет, Кир

ПОВ Тима

Что я могу сказать, Новый год получился выше всяких похвал. Я даже и рассчитывать не мог на тот подарок, что сделал мне Ол, и я не материальный подарок имею ввиду. Я конечно предполагал когда-нибудь склонить Ола к смене позиций, но даже и предположить не мог, что он сделает такой подарок мне так скоро. Это было чудесно, я летал на крыльях счастья, мы проводили каждую минуту вместе, постоянно стараясь прикоснуться друг к другу. Только сейчас, спустя три месяца наших встреч, я понял, что просто не смогу без него, Ол стал моим персональным наркотиком, без дозы которого становится плохо.


Все было как в сказке, мы радовались жизни, все проблемы отошли на задний план. У родителей мы отдыхали с пользой. Обошли все выставки, музеи, даже в театр заглянули, в общем эстетическое развитие проходило на высшем уровне. Мы веселились как дети и радовались жизни. Но, блин, надо же было позвонить Киру и испортить мне настроение, да и не только мне, но и Олу, так как он стал улавливать каждый перепад моего настроя. А все так невинно начиналось, я, казалось бы, выиграл спор, что еще ему от меня надо. Когда он позвонил в первый раз, именно это я и попытался выяснить.
- Привет, с праздниками тебя, - начал он издалека.
- Тебя тоже. Ты что хотел? - я решил сразу перейти к делу, так как в жизни не поверю, что он просто позвонил поздравить.
- Почему сразу хотел? Вот позвонил поздравить, - как-будто озвучивая мои мысли, произнес он.
- Только меня или все же нас двоих? И я не поверю, что ты позвонил просто поздравить, - не сдавался я.
- Ну, в данный момент только тебя, Ола я поздравлю отдельно. И, кстати, ты не забыл, Новый год наступил, условия спора помнишь? - ну вот мы и подошли к главному.
- Естественно, помню. Я выиграл, поэтому ты оставляешь нас в покое. И не трезвонь больше, ты мешаешь нам отдыхать, - решил осадить я его.
- Во-первых, откуда я знаю, что ты выиграл, мне нужны доказательства, а во- вторых, нам нужно встретиться, - вот же настырный-то.
- Зачем нам встречаться? И про доказательства не было сказано ни слова. Как я тебе их предоставлю? - это меня очень удивило.
- Это не мои заботы, но без доказательств спор не считается выигранным, поэтому я еще помозолю тебе глаза и уши, - нашел к чему придраться.




Вот гад, я не могу понять, что ему от меня понадобилось, ведь он прекрасно знает, что мне нет смысла врать, так о каких доказательствах он бает? Ох, чувствую, что грядут масштабные перемены и не в лучшую сторону. И к чему он сказал, что собирается поздравить Ола отдельно, неужели эта сволочь что-то задумала?
Так и знал, что спокойная жизнь мне может только сниться. Кир стал звонить все чаще и требовать встречи и доказательств. Из-за него настроение окончательно упало, и я с нетерпением стал ждать отъезда от родителей. И наконец, час икс настал. Мы собрались быстро, но в дороге даже поговорить толком не смогли. Меня гложила вина перед Олом, а он, судя по всему, обиделся очень сильно. Я ехал и пытался придумать как мне объяснить Олу, что сегодня мне надо быть дома. Я хочу наконец, до конца прояснить ситуацию, и все же узнать, что от меня нужно Киру, а в том, что ему что-то нужно, я ни грамма не сомневался. Вот только не вышло бы мне это боком.



Пока ехали, я пытался проанализировать наш последний разговор с Киром, он позвонил уже перед самым выездом.
- Привет, это опять я.
- Что ж ты не уймешься никак? Что тебе опять от меня понадобилось? Я, по-моему, коротко и ясно тебе сказал, что когда приедем, мы с тобой встретимся и поговорим, - как же он меня раздражает.
- Когда вы приезжаете?
- Сегодня, мы сейчас уже выезжаем, а ты отвлекаешь, - и неймется же ему.
- Вот и замечательно. Значит встретимся сегодня, - даже не спросив, а просто поставила меня перед фактом эта мразь.
- С ума сошел? С какой радости ты за меня все решаешь? Как по-твоему, я объясню Олу куда собрался на ночь глядя? - от такой перспективы у меня даже в душе все перевернулось.
- Это меня волнует меньше всего, ты что за каждый свой шаг отчитываться должен? - ехидно поинтересовался он.
- Вообще-то, мой парень просто обязан знать куда я сваливаю на ночь глядя, - резюмировал я.
- Скажи, что сегодня ночуешь дома.
- А с чего бы это? Нам я думаю, хватит для разговора и часа, максимум два, - не стал я идти у него на поводу.
- Ты глубоко заблуждаешься. А выпить за твою победу в споре? - что-то мне не нравится это предложение.
- Так ты все же признаешь, что я выиграл? И почему ты думаешь, что я стану с тобой пить, меня вообще-то Ол ждать будет, - хотел было отвертеться я.
- Ничего с ним не случится если один вечер побудет без тебя. Я ведь согласился принять твою победу в споре без доказательств, но за это ты должен со мной выпить, а потом,я, так уж и быть, оставлю вас в покое. Причем, я даже не расскажу Олу о нашем маленьком секрете, - вот чувствую, что он что-то задумал.
- Это сейчас что я слышу, намек на шантаж? Если я с тобой выпью, то ты ничего не скажешь, но у нас был уговор о неразглашении, поэтому с шантажом ты конечно погорячился, - с детства ненавижу когда меня шантажируют.
- Может да, а может и нет, - выдал загадочную фразу Кир, что заставило меня задуматься в правильности выбранного решения, - в общем до вечера, я буду ждать тебя возле твоего подъезда.




Весь этот разговор внес раздрай в мои мозги. Зная гнилую душонку Кира, можно было со стопроцентной уверенностью сказать, что он замыслил какую-то гадость, но вот в каких масштабах...
За всю дорогу я так и не придумал, что сказать и как объяснить Олу свое отсутствие, поэтому просто поставил его перед фактом, что не останусь сегодня с ним, а поеду домой и там же переночую. Он ничего не ответил, но я видел какую боль ему причинил, но решил про себя, что по возвращении обязательно вымолю себе прощение. Ведь если он любит меня так же как и я его, то должен простить, а что придумать в свое оправдание, я подумаю позже.



Уйдя от Ола, я направился к себе, а там возле подъезда, меня уже ждал Кир с пакетом, в котором, по характерному звону, было спиртное.
- Ты решил меня сегодня споить? - в шутку поинтересовался я.
- От пива тебя не унесет.
- От такого количества что у тебя в пакете, унесет любого, - точно споить меня удумал.
- Здесь всего шесть бутылок, тем более тебя никто не заставляет пить все, - пожал плечами Кир.



За разговором, мы поднялись ко мне. Войдя в квартиру, Кир сразу направился на кухню, а я пошел ополоснуться с дороги, о чем и поведал Киру, войдя вслед за ним.
Выйдя из душа, я увидел на столе не только бутылки с пивом, но и кое-какую закуску, значит он не только бухло купил. Первую бутылку мы выпили молча, так как разговор не клеился, после второй - язык стал развязываться, но, как ни странно, не только язык. Я вдруг почувствовал непонятное томление внизу живота. Вперив в Кира взгляд, я решил поинтересоваться:
- Ты что подсыпал в пиво? Как-то мне не по себе, - вот чувствовал же, что неспроста эта встреча.
- Не волнуйся, все нормально, это всего лишь афродизиак, - спокойно ответил он.
- Ты в своем уме? Я кажется тебя предупреждал на счет моей задницы, тем более, что спор выиграл я, - вот же сволочь, что удумал.
- На твою пятую точку я и не посягаю. Но сегодня ты будешь моим: хочешь ты того или нет. Я с первой встречи влюбился в тебя и мне было очень тяжело наблюдать вашу идиллию, - от сказанных им слов у меня глаза полезли на лоб.
- Поэтому ты решил сейчас толкнуть меня на предательство по отношению к Олу. Ты понимаешь что я люблю его и не хочу потерять? А занимаясь сексом с тобой, я просто не смогу больше смотреть ему в глаза, - попытался было давить на жалость, да куда там.
- Значит будешь смотреть на что-то другое, а сегодняшний вечер и ночь принадлежит мне, - не унимался этот гад, которого я возненавидел всем сердцем.
- Ты вообще понимаешь, что я с тобой сделаю завтра, когда отойду от наркотика? - решил я перейти на угрозы.
- Ничего ты мне не сможешь сделать. Я уезжаю, так как понимаю что со мной ты не будешь, а видеть тебя каждый день выше моих сил, именно поэтому, еще перед новым годом, я подал прошение о переводе и мне его удовлетворили, все продумал, сучонок.
- Получается, ты все продумал, а за что же ты жить будешь, ведь все это время ты пользовался деньгами Ола.
- Я уже устроился на работу, так что не пропаду.




Говорить становилось все сложнее, с каждой минутой я чувствовал, что улетаю куда-то, ощущая при этом на себе чужие руки и губы, а затем я почувствовал как мой член погружается в узкое, горячее нутро и на этом все мысли улетели в тартарары. Почувствовав предоргазменные судороги, я краем глаза уловил движение в комнате. Сфокусировав взгляд, я в шоке уставился на полные боли и обиды глаза Олеандра. С громким криком я кончил, не опуская взгляд, и только тут до меня дошла вся правда жизни: я занимаюсь сексом с Киром и Ол это видит. Как в замедленной съемке я наблюдаю за тем, как Ол разворачивается и уходит, положив при этом ключи от моей квартиры на тумбочку. Я пытаюсь вскочить, чтобы броситься следом, но у меня ничего не выходит, в крови еще гуляет наркотик и я даже двинуться не могу. Я пытаюсь сбросить с себя Кира, но и эти усилия проходят впустую, но Кир понял что я хотел сделать и слез с меня сам, выдав при этом фразу за которую мне захотелось ему хорошенько врезать, но силы еще не восстановились, поэтому мое хотение осталось при мне.
- Вот теперь я добился чего хотел, если уж ты не со мной, то и с ним ты не будешь.
- Почему ты так поступил, зачем? - кажется у меня начинается истерика.
- Любовь - штука коварная, мне ваша идиллия, как серпом по яйцам. Я все время завидовал Олу, почему у него все есть, а у меня ничего нет. Даже здесь, не прилагая никаких усилий, он, а не я, получил тебя, - стал объяснять мне Кир.
- Я не переходящий приз, что бы меня получать.
- В данном случае, именно ты приз, за который борются два претендента, хотя в случае с Олом, борьбы не было, он слишком легко тебя получил, - с обидой в голосе признался тот.
- Что ты несешь, какой приз, какая борьба, ты понимаешь, что я люблю его и не смогу без него жить? - у меня из глаз потекли слезы обиды от того, что эта мразь разрушила все, что было ценного.
- Сколько пафоса, а сейчас когда ты занимался со мной сексом, ты не думал об этом, - он еще и издевается.
- Я был под воздействием наркотика и не контролировал себя.
- Хм, ты ведь сам прекрасно понимаешь, что все это левые отмазки. И тебе было хорошо со мной, но ты боишься или, точнее, просто не хочешь признавать очевидный факт.
- Уходи, я больше не могу тебя видеть.




Кир оделся и покинул комнату. Через несколько минут я услышал как хлопнула входная дверь. А я сидел и тупо смотрел в одну точку, а по щекам катились слезы отчаяния и горечи, так как я понимаю, что Ол предательства не простит и как после такого жить дальше я не представляю. Но обязательно что-нибудь нужно придумать, чтобы вымолить прощение, с такими мыслями я и отправился в объятия морфея.

Глава 10

Когда раздался звонок мобильного, я все еще находился в машине, задумавшись о том что же происходит с Тимом.
- Привет, Кир. Ты по делу или просто поговорить, - ну не было у меня сейчас желания общаться с ним.
- Да, привет. Я только хотел узнать, долго мне еще Тима ждать, а то ведь не май месяц, - о чем это он?
- Зачем тебе понадобился мой парень? - решил задать волнующий меня вопрос я.
- Ха-ха, наивная душа, надолго ли он будет твоим? Судя по-всему, он от тебя в данный момент, находится далеко и я не ошибусь, если предположу, что на подходе ко мне, - от ехидного смеха друга, меня прошиб холодный пот.
- Что ты задумал? - надо бы уточнить.
- Можешь присоединиться к нам, ключи ведь у тебя есть, - продолжая смеяться, внес он предложение.
- Ты хочешь сделать какую-то пакость, я же чувствую.
- Думай что хочешь, но мой тебе совет убедиться собственными глазами в верности своего избранника.



Сказав это, Кир отключился. А я сидел и думал о сказанном. Разум твердил, что нужно сходить и убедиться, как сказал Кир в "верности своего избранника", но сердце отвергало данную идею, как-будто предчувствуя неладное. Но сидеть и переливать из пустого в порожнее не имело смысла, надо было на что-то решаться. И я решился. Завел машину и двинулся в сторону дома своего парня.
Подъехав, я пытался собраться с мыслями, но у меня это плохо получалось. Сердце стучало набатом, так и прося не ходить туда, но я проигнорировал эту немую просьбу. Собравшись, я наконец двинулся к заветной цели, в данном случае- двери Тима. Открыв дверь своими ключами, я вошел, прислушиваясь к происходящему в квартире. Везде была тишина. И, только подойдя к спальне, я услышал характерные звуки. Меня как обухом по голове двинули, я стоял, не в силах даже пошевелиться. Но тут пришла спасительная мысль: "а вдруг это не то, что я думаю". Наивный. Войдя в комнату, я пораженно застыл. На кровати лежал Тим в своей первозданной красе, то есть абсолютно обнаженный, а на нем восседал Кир и совершал на нем недвусмысленные движения. Меня парализовало от шока. Но когда Тим, уставившись в мои глаза, с громким криком кончил, это стало последней каплей. Все последующие движения я совершал на автопилоте. Вот я разворачиваюсь, кладу ключи от его квартиры на тумбочку, ведь они мне больше не понадобятся, и вот я уже возле входной двери. Остальное происходит как в тумане. Я сажусь в машину, завожу и еду, сам не зная куда, но одно могу сказать, скорость была приличной. Как я не попал в аварию, остается для меня загадкой. Опомнился только спустя часа три и удивился, сам не понимая как, я оказался возле дома отца. Естественно, к кому я еще могу обратиться за помощью.



Отец, увидев меня, очень удивился, а когда, присмотревшись внимательнее, увидел в каком состоянии я нахожусь, он тут же провел меня на кухню, усадил за стол, налил сто грамм коньяка, заставив при этом выпить залпом, а потом скомандовал:
- Рассказывай.
- Я только что наблюдал предательство любимого человека. Мне кажется я умер, во всяком случае, в сердце пустота, - равнодушно констатировал я, глядя на себя как бы со стороны.
- Как это произошло, вы же уехали вместе и все было замечательно? - удивился такому повороту отец.
- Когда мы приехали, Тим сказал что сегодня ночует у себя, но я хоть и обиделся, но ничего даже заподозрить не мог, пока не позвонил Кир.
- А ты не думаешь, что все это мог подстроить твой друг, тем более он мне никогда не нравился, не люблю паразитов, - скривился как от оскомины отец.
- Мог или не мог, но это не отменяет факт измены, - я не хотел слушать как отец пытается оправдать этого предателя.
- А что на это сказал Тим? - поинтересовался папа.
- Ничего. Я просто развернулся и ушел. У меня не хватило сил смотреть на предательство любимого человека, - пожал я плечами.
- Знаешь, существует много способов, чтобы сделать гадость и рассорить любимых, поэтому я считаю, что тебе нужно было дать Тиму шанс, объяснить ситуацию, - стал советовать отец, а мне было уже все равно, в душе пустота, а сердце продолжало обливаться кровью.
- Пап, ты же знаешь, я все могу простить, кроме предательства.
- А было ли это самое предательство?
- Папа!!! Что ты несешь? Я своими глазами видел, как Кир скакал на Тиме, они занимались сексом. Какие еще нужны доказательства! - в сердцах заорал я.
- Сын, посиди, остынь, а потом просто проанализируй ситуацию еще раз. Сейчас в тебе говорит уязвленная гордость, но ты подумай, может были какие-нибудь нестыковки. Ведь в том, что Тим тебя любит, сомневаться не приходится, - попытался успокоить меня отец.



- Хороша любовь. Любить одного, а трахаться с другим. Не нужна мне такая любовь.
- И ты вот так запросто откажешься от того, кого любишь?
- Я постараюсь его забыть. Ты поможешь мне перевестись в другой университет, так чтобы об этом никто не знал, а время все расставит по своим местам.
- Ты все же решил не дать шанс на прощение. И даже не выслушаешь его точку зрения? - устало поинтересовался отец.
- Да, я считаю, что это ни к чему. Не хочу услышать избитую фразу: "это не то, что ты подумал", самая глупая отговорка, учитывая положение в котором были застигнуты любовники, - решительно ответил я.
- Поступай, как знаешь, но смотри, чтобы не пришлось потом пожалеть.
- Я думаю, что хуже уже не будет.
На этом наш с отцом разговор закончился и я с сумбуром в голове, отправился на покой, решив про себя, с завтрашнего дня начать новую жизнь в которой уже не будет этого предателя.

Глава 11

Ночевать я остался у отца, чтобы на утро решить, что делать дальше. Но вдруг, среди ночи раздался звонок в дверь. Видимо отец не спал, так как очень быстро открыл. За дверью оказался папин друг, отец Тима. "Ему-то что здесь понадобилось среди ночи. Если тоже будет в чем-нибудь убеждать- пошлю в пеший эротический поход, еще и пендаля волшебного, для ускорения придам." Но все оказалось более прозаичнее и трагичнее. Отец Тима влетел в квартиру весь растрепанный, с горящими глазами и в расстроенных чувствах.
- Что произошло? На тебе лица нет, - забеспокоился мой отец.
- Позвони Олу, спроси что случилось с Тимом, почему он в реанимации? - взволнованно стал просить отец Ола.
- Как в реанимации? Где? - засуетился отец.
- Давай потом. Звони.
- Он здесь. Приехал еще вечером. Они поругались, - стал рассказывать отец.
- О, Господи, дай мне силы. Что теперь делать? Надо срочно ехать.
- Прекратить истерику и объясни толком, что произошло и откуда ты знаешь про больницу? - осадил своего друга мой отец.
- Мне недавно позвонили и просили срочно приехать в городскую больницу того города, где учатся мальчики, сказали что у него сильнейшее наркотическое отравление. Что-то ему не пошло, дало аллергическую реакцию, начался какой-то там отек, он в критическом состоянии, нужна кровь для переливания, но у нас с ним разные группы, и вот теперь я в смятении, - отец Тима просто с ума сходил, рассказывая.
- Мы прямо сейчас выезжаем, я только Ола разбужу.
- Не надо меня будить, я уже встал, поехали.



Я произносил фразы, даже не задумываясь о чем говорю. Единственное что я знал - это надо ехать. Сейчас я уже не думал о предательстве, о измене, я волновался о Тиме. Только бы с ним ничего не случилось, а иначе я всю свою жизнь буду винить себя в произошедшем, ведь если бы я не оставил его одного, то критического состояния можно было бы избежать.
Загрузившись в машину, мы понеслись в больницу. По дороге я узнал, что группа крови у нас с Тимом одинаковая, так что одной проблемой меньше. Его отец все пытался узнать, из-за чего мы поссорились, но я отмалчивался. Тогда ответил мой папа.
- Не грузи ребенка, - на что я только фыркнул, ребенка нашли, - ему и так хреново, а поругались они потому что Тим изменил Олу. История стара как мир. Из-за чего еще могут поссориться влюбленные.
- Что за чушь? Тим не мог так поступить, он слишком любит Ола, что бы обрекать его на страдания, - не поверил его отец.
- Но тем не менее - это факт. Ол застал его в постели со своим другом Киром в довольно не двусмысленной позе, - рассказал папа, а я сидел и молчал.
- А что на это сказал сам виновник произошедшего?
- Ничего. Олеандр не стал ждать объяснений, а попросту сбежал, не дав даже шанса на оправдание, косой взгляд в мою сторону.
- И ничего я не сбежал, а гордо удалился, чтобы не мешать продолжению столь увлекательного процесса, - ага, вы еще меня виноватым сделайте.
- Надо было остаться и послушать, что он мог тебе сказать.
- Ага, трахаясь с моим другом, я меньше всего хотел услышать, что я что-то не так понял. Такого комизма моя психика просто бы не выдержала, поэтому я и ушел.




Но разговоры прекратились, стоило нам подъехать к больнице. Мы взбежали на второй этаж, кто-то пытался нас остановить, но разве можно остановить три танка, идущие на таран, в нашем случае, от волнения за любимого, мы даже не обратили внимания на табличку "посторонним вход запрещен", правильно, нас это не касается, мы ведь не посторонние.
Нам на встречу вышел врач, который, по всей видимости, услышал вопли медперсонала.
- Вы кто? Что здесь делаете? Это отделение реанимации, здесь находиться нельзя.
- Где мой сын? Мне позвонили и сказали, что он где-то здесь, - не останавливаясь, задал вопрос отец Тима.
- Так это ваш сын с наркотическим отравлением?
- Да, где он?
- Пойдемте, но я хотел бы кое-что узнать, - нас пригласили в кабинет.
- Нет, ни мой сын, ни его ближайшее окружение, никогда не принимало наркотики, - предупреждая вопросы доктора, ответил папа Тима, - я ведь угадал, вы именно это хотели спросить?
- Да, это, но тогда откуда в организме наркотик?
- Ему его подмешали, чтобы не выдергивался, - и, уже обращаясь ко мне, - теперь понятно каким образом они оказались в одной постели? Еще вопросы есть?
- Нет, - ответил я, - но это не отменяет факта измены.
- Тьфу, твердолобый осел, зациклился на одном. И что ты теперь его все равно не простишь? - аж плюнул от досады папа.
- Прощу, куда я денусь с подводной лодки, я ведь понимаю, что против наркотика не попрешь.
- Хорошо, что ты это понял.



Врачу надоело ждать, пока мы наговоримся, он просто предложил пройти в палату к больному. Что мы и сделали. Вошли все вместе, а когда я глянул на одиноко стоящую посреди кровать, у меня чуть сердце не остановилось. Тим лежал весь обмотанный какими-то проводами, бледный с синевой под глазами, и казалось, даже не дышал. Я хотел было броситься к нему, но меня остановили. Доктор подвел меня к рядом стоящему с кроватью, стулу и предложил устраиваться поудобнее. Глупое предложение, как можно на стуле удобно устроиться. Но, тем не менее, я последовал совету эскулапа, альтернативы все равно не было, в палату внесли какие то приспособления, на которые даже смотреть было страшно, и процедура переливания крови началась. Впоследствии я даже не заметил, откуда появилось кресло, вместо стула. А еще я не заметил, как отключился.



Придя в себя, в палате я никого не обнаружил, не считая Тима, конечно. Я приблизился к нему, взял его за руку и присел на край его кровати. Задумавшись, я не почувствовал, как сжали мою руку. И только увидев темный омут глаз парня, лежащего на кровати, которые неотрывно смотрели на меня, в них была смесь чувств и радость, видимо от того, что я все-таки пришел, и вина, так как прекрасно осознавал, что я могу его не простить, и что-то еще, что охарактеризовать я не возьмусь. Но он ни слова не говорил, только всем своим видом выражая покорность судьбе и ожидая моего вердикта. Мучать я его не стал.
- Я, может быть, и прощу тебя, но не сразу. Мне нужно отойти от потрясения. Но то что я тебя накажу, это даже не обсуждается.
- Я на все согласен, если только ты меня простишь. Я ведь не знал, что задумал Кир, и сопротивлялся до последнего, - стал оправдываться Тим.
- На первый раз я тебе поверю. Но если еще раз...
- Я больше не дам повода меня в чем-то подозревать, тем более ты ведь прекрасно знаешь, что кроме тебя мне никто не нужен, - с жаром произнес парень, а я очень хотел ему поверить, но... пока не мог.



- Верится, но с трудом. Ладно, сейчас тебе необходимо поспать, а потом мы поговорим.
- Нет, я не хочу спать, - сказал Тим, еле удерживая глаза открытыми, - я хочу решить все здесь и сейчас, чтобы больше не возвращаться к этому вопросу. Не хочу лишний раз бередить рану. Я и так все время буду помнить твой взгляд когда ты уходил.
- Хорошо, больше мы не вернемся к этому, а я постараюсь снова научиться доверять тебе. А сейчас тебе действительно необходимо поспать.
- Ты никуда не уйдешь? - с испугом поинтересовался Тим.
- Нет, я буду рядом.
Так, держась за мою руку, Тим уснул, но даже во сне, сила его пожатия не ослабевала, как-будто, он действительно боялся отпустить даже на минуту, чтобы вновь не потерять меня.

ПОВ Тима

Проваливаясь в сон, я сообразил, что входная дверь после ухода последнего из гостей-Кира, осталась открытой, но вставать и закрывать ее у меня уже не было ни сил, ни желания.
Проснувшись среди ночи, я почувствовал настоятельную потребность обняться с белым другом, что я и поспешил сделать. После полу-часа обниманий, мне становилось все хуже и хуже. Уже на автопилоте, вызвал скорую, а вот все последующее напрочь исчезло из восприятия. Как приехала скорая, как меня грузили, этого я уже не помнил, меня поглотила темнота, единственная мысль, которая билась в голове: "Завтра не судьба помириться с Олом".



Когда стал немного приходить в себя, почувствовал что мою руку крепко сжимают до боли знакомые пальцы. И мне вдруг стало очень страшно, что сейчас все будет кончено и Ол мне выскажет все что он обо мне думает. Хотя во всем он прав, я сам себя чувствую предателем и приму все упреки, главное, чтобы он меня простил. А для этого решил воспользоваться своим нынешним положением больного, ведь человеку при смерти отказать сложно.
Как же я обрадовался когда услышал, что Ол все-таки меня простит, на наказание которое он мне назначит, я как-то не обратил внимания, как впоследствии оказалось, зря. Фантазия у него оказывается весьма изощренная, о чем я даже и не подозревал.




Выйдя из больницы через две недели, мы поехали домой. Да-да, именно домой, так как за время моей болезни, Ол перевез наконец мои вещи к себе, а квартиру вернул хозяевам. А я что, я ничего, молчал как рыба об лед и сопел в две дырочки. И все это молча, так как я все же был рад такому самоуправству моего парня. Главное что простил, а остальное... пусть делает что хочет, лишь бы больше не обижался.
Приехав домой, Олеандр отправил меня в душ смыть с себя запах больницы, которым я весь пропитался за две недели. А сам пошел готовить перекус.


За обедом мой любимый огорошил меня планами на сегодняшний вечер и ночь.
- Сегодня я хочу испытать новые игрушки, которые тебе должны понравиться.
- Какие игрушки и почему они должны мне нравиться? Я, вроде как, уже вышел из возраста, когда играют в игрушки, - попытался я обернуть все в шутку.
- В эти игрушки принято играть только взрослым, - заулыбался Ол.
- Что-то я чего-то не догоняю. Мне кажется, или мы с тобой говорим на разных языках? - конечно же догадался о чем он говорит, но мне было реально страшно.
- Тебе в больнице что, мозги залечили до уровня пятилетнего ребенка? Я вообще-то говорю про игрушки из секс- шопа.
- С ума сошел!? Я не хочу, что бы ты в меня запихивал всякую гадость, - я даже руками замахал.
- Во-первых, это не гадость, во- вторых - это будет твоим наказанием, а в- третьих- в данном случае, твое мнение играет последнюю роль, - поставил меня перед фактом Ол, в довольно жесткой форме.
- То есть мои желания тебя не интересуют? - с обидой в голосе, спросил я.
- Очень даже интересуют, я ведь люблю тебя и хочу доставить удовольствие, а ты пытаешься сопротивляться.
- Потому что я не хочу посторонних предметов в своей пятой точке. Мне это не нравится, - попытался прикинуться обиженным я, авось сработает.
- Ты же не пробовал, что бы утверждать: нравится тебе это или нет. Тем более, я попытаюсь сделать так, что бы тебе понравилось, - не сработало.
- Альтернативных вариантов нет? - все еще с надеждой на то что он передумает, поинтересовался я.
- Нет, - не передумал.



На этом наш разговор закончился. Мы включили какой-то фильм, но расслабиться у меня не получилось. Страх и мандраж перед неизвестным наказанием, напрочь отбивал возможность расслабиться. Когда Ол вел меня в спальню, я шел на автопилоте. Он заметил мой отстраненный взгляд.
- Расслабься. Я пока ничего не буду делать, слишком хочу тебя, - попытался успокоить меня Ол.
- Я тоже хочу тебя, но страх перед неизвестным не дает мне расслабиться.
- Я помогу. Не думай ни о чем, только обо мне. О моих руках и губах, - зашептал он мне, что значительно помогло.




С этими словами, Ол вовлек меня в умопомрачительный поцелуй. И, как ни странно, но я забыл обо всем на свете. Он гладил мое тело, при этом не прекращая целовать. Опускаясь к сосредоточию желания, он попутно начал растягивать вход в мое тело. Когда он заглотил мой член до самого основания, попутно с этим, я почувствовал, что в мой анус что-то запихивают. Но дискомфорта пока не было, а может я его просто не ощущал, так как сосредоточился на таком горячем и умелом ротике, который и отвлекал меня от всяких посторонних ощущений.
Когда я почувствовал, что вот-вот кончу, этот гад пережал член у основания и сел рядом со мной на кровати. В руке у него была какая-то штука, напоминающая коробочку с кнопками. А когда он нажал на одну из кнопок, меня подбросило вверх. Те чувства что я испытал, не передать словами.
- Ну как ощущения?
- Необычные, а что ты в меня запихал? - решил узнать я.
- Анальные шарики. Но я хочу услышать нравится тебе или нет.
- Да, нравится.
- Ну тогда тебе сейчас понравится еще больше, - разулыбался довольный Ол.



Говоря это, он нажал другую кнопку, и вибрация внутри меня усилилась. Каждый раз, когда я уже готов был взорваться, кончить мне не давали. На смену шарикам пришел вибратор.
- Ты решил проверить на мне весь арсенал секс-шопа? - сквозь стоны умудрился поинтересоваться я.
- Нет. Всего две игрушки. И я тоже уже на пределе, поэтому долго играть не получится, но я очень надеюсь на повторение. Ты ведь не против? - вот только разговоров сейчас не хватало.
- Как-нибудь обязательно, - уклончиво ответил я, так как данная ситуация не располагала к разговорам.


Вытащив из меня игрушку, Ол заменил ее своим членом. После такой прелюдии, надолго нас не хватило. Всего несколько движений и мы одновременно изливаемся: Ол в меня, а я себе на живот. Но на этом мы естественно не остановились. В итоге, на утро, попа болела не только у меня, но и у Ола. Дорвались, называется, друг до друга. Как никак, две недели воздержания дают о себе знать.
Естественно, на университет мы дружно забили на сегодняшний день, просто подняться были не в состоянии.
- Это последний день наших прогулов, - обнимая меня, сказал Ол.
- Целиком и полностью согласен.


Нежась в таких родных и любимых объятиях, я каким-то образом знал, что теперь у нас все будет хорошо. Больше никому не удастся встать между нами. Потому что мы, наученные горьким опытом, больше никому не позволим этого сделать. Пережить во второй раз то, что пришлось пережить мне во время нашей ссоры, я даже врагу не пожелаю. Поэтому, теперь мы будем беречь нашу любовь с утроенной силой.

Эпилог

Прошло 12 лет.

От третьего лица.

Клуб "Скорпион", ВИП-зона, приглушенный свет, по периметру расставлены свечи, на диванчике расположились двое с бокалами в руках: блондин и брюнет. Блондин поднял свой бокал и произнес тост:
- Сегодня у нас юбилей. Десять лет назад мы узаконили наши отношения. Этот бокал я хочу поднять за то, чтобы таких юбилеев в нашей жизни было еще очень много.
- Да, а еще ты забыл сказать, что стоит выпить еще и за скорое прибавление в нашей семье. Ведь суррогатная мать на днях должна осчастливить нас появлением на свет нашей дочери, - внес поправку брюнет.
- Конечно я не забыл. Это должен был быть второй тост, - заулыбался соглашаясь, блондин.
- Ты думаешь я стану ждать второй бокал, боюсь что будет это не скоро. Я ужасно соскучился по тебе и хочу получить свою доли любви и ласки, - глаза брюнета загорелись похотью и желанием.
- Но ведь ночью ты получал требуемое в полном объеме, - со смешком заметил блондин.
- Это было ночью. Целый день прошел.



На дальнейшие разговоры оба дружно забили и увлеклись процессом.
До сих пор они часто вспоминают, как тогда, спустя два года отношений, они решили наконец пожениться. С подготовкой к свадьбе помогали оба счастливых родителя. Торжество было не очень пышным, ребята не хотели всей этой шумихи и показухи. На церемонии присутствовали только друзья и близкие.


Молодые были счастливы, не могли оторваться друг от друга даже на секунду. Даже теперь, спустя столько лет, они по- прежнему любят и ценят друг друга, а самое главное, хотят один одного так же как и прежде, даже, может быть, и сильнее.
Сейчас они успешные бизнесмены, которые, объединив семь лет назад части семейного бизнеса обоих, начали свое дело, которое впоследствии, дало свои плоды. Сейчас это многомиллионная корпорация, приносящая огромный доход.


Конечно, не все так гладко проходило в жизни ребят. Были и ссоры, и попытки разлучить, ведь такие лакомые кусочки - богатые, красивые, успешные - многим покоя не давали, но и эти испытания ребята выдержали с честью. Всем пытающимся урвать кусок по жирнее, ребята доступно объяснили: ху из ху.


За все время, пока ребята строили свою жизнь, родители не переставали надеяться на внуков. И тогда парни решились. Нашли в центре оплодотворения суррогатную мать. И вот теперь, довольные своей жизнью, ожидают прибавления в семье. И им счастье, и родители внучку дождались.
Сейчас, сидя в клубе, отмечая свой юбилей, ребята были по-настоящему счастливы и влюблены.

@темы: Ветер перемен, ориджинал